Земельная мышеловка

  • 843     0
  • источник: gazeta-pravda.ru

Олег ЛАРИОНОВ, член Союза писателей России, золотой лауреат Национальной премии Писатель года . г. Вологда.

О том, как Вологодский городской суд разрешил ходить мне к себе домой за… 207 тысяч рублей в год. Пожизненно и бесповоротно

Если вы полагаете, что, не беря кредитов, не занимаясь бизнесом, ведя законопослушный образ жизни, однажды вы ни за что ни про что не окажетесь в долговой яме или у вас по закону не отнимут самое необходимое, например жильё, то вы глубоко заблуждаетесь. Я расскажу историю, дикую и абсурдную, но лишь на первый взгляд. Потому что цинизм и глубокое презрение к основополагающим правам человека — это главная характеристика всех трёх ветвей власти в нынешней пещерно-компрадорской России.

НАША СЕМЬЯ с 1960 года жила в небольшом старом домике в красивейшем историческом месте Вологды: из окон его по ту сторону реки виден монументальный Софийский собор, воздвигнутый при Иване Грозном полтысячелетия назад (впрочем, на этом моя лирика, по понятным причинам, почти не начавшись, и закончится — извините, не до этого). Площадь жилья сопоставима со средних размеров квартирой — 80 квадратов , а участок меньше среднестатистического дачного — около пяти соток.

С крушением Советского Союза много чего произошло печального. И одним из самых кощунственных актов стало введение частной собственности на землю. Его последствия я ощутил моментально.

Мой домик находился в глубине квартала, его построил некий купец ещё в 1912 году. Естественно, что дом с главной улицей связывал проезд. Так вот, в 2010 году проезд тот администрация Вологды по трудно объяснимой (но только поначалу) щедрости душевной передала в собственность долларовому миллионеру, хозяину соседнего участка, и он сразу сделал из него стоянку для своих автомобилей, а проезд к моему дому загородил забором.

В суде всплыло, что моя подпись в акте согласования границ подделана, да и много чего другого нехорошего выявилось не в пользу коррумпированных чиновников. Тем не менее тягаться с администрацией мне, рядовому жителю Вологды, оказалось не под силу. Однако по закону дом оставить без проезда нельзя, поэтому судья выделил мне дорогу через соседний пустующий участок с двухэтажным домом — заброшенным объектом незавершённого строительства, долгостроем. Причём бесплатно и бессрочно. На юридическом языке это называется сервитут . Что это за зверь, тогда мало кто догадывался, кроме специалистов. Ведь доселе вся земля была государственной, а государство в обиду не давало. Раз суд, а значит, государство дало дорогу, то теперь всё будет в порядке, думал я… Зря я так думал.

Годы спустя, в августе 2018-го, около своего дома я встретил молодого человека. Небрежно покручивая автомобильными ключами, Сергей с характерной фамилией Разуваев объяснил: теперь он хозяин участка, через который проходит дорога к моему дому. А существование моего дома ему очень мешает. Поэтому он предлагает добровольно обменять мой домик в исторической части областного центра на какую-нибудь избушку в отдалённой сельской местности. Мол, там я буду очень хорошо себя чувствовать на природе. Это полезно для немолодых людей: чистый воздух, грибы и всё такое…

В душе я посмеялся и сообщил молодому человеку, что на здоровье пока не жалуюсь…

— Ну-ну. Не хотите — как хотите…

И перегородил участок высоченным забором, а проезд — более чем двухметровыми воротами с электроприводом. Электронный ключ он мне, правда, через неделю вручил под расписку. Но вскоре ворота открываться перестали. На мои телефонные претензии он с сожалением сообщал, что ничем не может помочь, так как постоянно обитает в своём родном Иванове (на самом деле он живёт в Вологде, на что имеется ответ полиции).

Обращаюсь в полицию (причём трижды). И трижды получаю отписки: состава преступления в факте недопуска вас к жилью не обнаружено. Вот представьте, вы живёте в многоэтажном доме. А сосед заварил сварочным аппаратом вход в вашу квартиру. И полиция сообщает: это не наше дело; всё хорошо, прекрасная маркиза, нарушений нет…

Тогда я подаю иск в суд об устранении препятствий в пользовании домом. Судья на первом же заседании даёт понять: частная собственность неприкосновенна, мне трудно будет что-либо требовать (как будто моё жильё не такая же частная собственность). Одновременно получаю встречный иск — об установлении платы за сервитут, то есть за пользование дорогой, проходящей через чужой участок.

В заключении эксперта М.К. Рогулина из ООО Бюро независимой оценки в Вологде, нанятого моим оппонентом, следует: плата для меня за дорогу составляет 256 тысяч 617 рублей в год. Думаете, сумма взята с потолка? 250 тысяч рублей — столько стоит земля за сотку в этом районе областного центра. Ну добавил труженик гонорара ещё шесть тысяч на сигареты , чтобы в наглую не округлять сумму. (За бред этого Мюнхгаузена Разуваев заплатил 25 тысяч рублей, а городской судья приняла решение взыскать эту сумму с меня. Позже областной суд отменил это постановление.)

Второй эксперт, назначенный судом (индивидуальный предприниматель Н.В. Кузьмина, её данные и способ контакта с ней находятся в открытом доступе), снижает расценку до 207 тысяч рублей в год, то есть до 17 тысяч 250 рублей в месяц. Именно эту сумму и определяет судья Вологодского горсуда Ю.А. Смыкова, чтобы ежемесячно взыскивать её с меня в пользу С.В. Разуваева за доступ к моему домику.

Пышущая оптимистичной молодостью госпожа Ю.А. Смыкова определяет взыскать с меня судебные расходы да ещё оплату за пользование дорогой — причём ретроспективно, задним числом, до установления судом самой платы, чего не сделает даже юрист-стажёр! Всего набегает под 200 тысяч, причём счётчик по оплате неумолимо продолжает крутиться , ежемесячно списывая с меня кругленькую сумму. При этом все мои доводы о том, что эксперты даже не были на моём участке и не знакомы с реальным положением дел, проигнорированы.

В качестве информации. Величина прожиточного минимума на тот период в Вологде была установлена в размере 12 тысяч 398 рублей в месяц. В самой Вологде вам редко предложат работу с зарплатой более чем 15—20 тысяч рублей в месяц. Ну а моя зарплата чистыми — 17 тысяч с копейками . Легко понять, что означало для меня такое решение вологодского правосудия.

Тогда я подаю в суд уже другой иск — о немедленном прекращении сервитута: такая дорога мне не нужна (согласно закону, владелец может потребовать как предоставления проезда к своему жилью, так и отмены его).

И что вы думаете?

Адвокатша оппонента, доселе рьяно возмущавшаяся тем, что я безбожно обременяю их участок своим присутствием, вдруг заявляет, что категорически против, чтобы я отказывался от сервитута, теперь он им ну о-очень нравится. Ещё бы — 17 штук просто так ежемесячно в карман клиента сыплются на пустующей земле!

А что же суд? Я не могу обездолить вас и лишить вас дороги к своему жилью , — объясняет на этот раз судья Вологодского горсуда Ю.А. Шилова. Но с такой оплатой я буду обездолен ещё больше, я не в состоянии платить столько за дорогу к своему дому!.. Увы, сие — глас вопиющего в пустыне. Судья Ю.А. Шилова даёт мне понять, что это — сугубо мои проблемы, её никоим образом не касающиеся, и своим решением принимает сторону землевладельца, то есть навязывает мне платную дорогу насильственно, что противоречит не только здравому рассудку, но и закону.

Итог двух судебных заседаний означает: мышеловка захлопнулась. С одной стороны, по решению суда я обязан выплачивать в пользу землевладельца С.В. Разуваева 17 тысяч 250 рублей ежемесячно за доступ к своему жилью, что равняется моей зарплате. По другому судебному решению, отказаться от такого удовольствия я также не могу. Ну и в-третьих, ни один божий человек не купит у меня дом с такой платой за пользование дорогой. Значит, сумма будет взыскиваться с меня пожизненно со всех видов дохода, а если средств не хватит, то будет конфисковано имущество.

В который уже раз залезаю в долги, нанимаю опытного юриста. Он подтверждает: мои догадки небезосновательны. Вас будут просто тупо доить — по закону! — а потом и дом отберут без проблем . И далее объясняет. Существует такая вещь. Есть организованные группировки, которые специализируются на прорехах в земельном законодательстве. И туда входят уважаемые , не к столу будет сказано, люди. В большинстве европейских стран плата за проезд к собственному жилью не может быть выше налога на землю, и он небольшой. А у нас делай что хочешь. Решения судов основываются исключительно на мнениях так называемых экспертов, хотя это и неправомерно, но до этого никому нет дела. Всё зависит от финансового статуса заказчика. Хотя эксперты и дают подписку об уголовной ответственности, но это чистая формальность, фикция. В случае чего всегда можно включить дурака и сослаться на ошибку . Разве вы не заметили, как вся эта публика, причём самая высокопоставленная, чуть не целуется в судах, даже не считая нужным скрывать это? — Конечно, заметил .

Тогда я делюсь с юристом следующим. Другой мой сосед, участок которого напрямую примыкает к моему и расположен таким образом, что не нуждается в злополучной дороге, готов выкупить мою землю. Правда, по дешёвке.

Продавайте! Я не могу дать никаких гарантий, как события будут развиваться дальше. Областной суд может полностью продублировать решения городского. Шансов по нынешним временам очень мало. Лотерея. Выбирайте: либо расстаться с имуществом хоть с какими-то деньгами, либо попасть в пожизненную кабалу .

А события развивались так. Подписываю у нотариуса договор с этим самым соседом, что я, будучи в здравом уме и ясной памяти, не находясь под бременем тяжёлых жизненных обстоятельств, продаю дом кадастровой (заниженной) стоимостью без малого в два миллиона рублей за 100 тысяч рублей. (За землю сосед, правда, заплатил отдельно, только это было для нас слабым утешением.) Моя старшая дочка чуть не плакала: Папа, придумай что-нибудь, только не отдавай дом! Увы, более чем за год судебных тяжб я понял, что в джунглях буржуазного произвола мне не светит ничего хорошего. И кроме сражения за платную дорогу, меня ждут бесконечные и безрезультатные разбирательства с её хозяином из-за намертво закрытых им ворот, необходимость лазать через забор, полное равнодушие в этом вопросе правоохранителей и судебной системы.

Московская служба экспертизы и оценки камня на камне не оставила на поганой писульке вологодского эксперта Н.В. Кузьминой, доказав, что её исследование взято с потолка. Н.В. Кузьмину вызывают в областной суд. Председательствующий даёт некоторое время этой даме, чтобы ознакомиться с заключением московской экспертизы. И тут мадам поплыла . Стала плести нелепости, что её, мол, не так поняли.

И ничего ей за это не было, хотя впору возбуждать уголовное дело, так как именно из-за её лжеэкспертизы моя семья лишилась дома, в который вкладывалась в течение жизни! Ну а Вологодский областной суд отмёл все финансовые притязания моего оппонента и отменил дикие решения городского суда. Увы, этого могло не случиться, если бы я вовремя не избавился от дома и участка. Вот так выбрался я из этого кошмара.

Да, кошмара, потому что в течение более чем года буржуазная государственная машина во всей своей мощи преследовала меня, законопослушного гражданина, словно уголовного преступника, за святое право — беспрепятственно ходить к себе домой. И не в пользу самого государства, а в пользу земельного цепня (вид ленточных глистов. — Ред.), которому сама же и предоставила такую возможность.

Я автоматически искал в почтовом ящике судебные повестки, боясь пропустить судебные заседания. Я сбился со счёту, сколько их было. И за каждое нужно было платить гонорары юристам, так что порой не оставалось на что жить. По ночам мне снилось только одно: руины моего жилья и чёрные мантии судей. Обезличенная и античеловеческая система паразитирования человека над человеком стирала меня из этой жизни ластиком произвола, как ненужный текст.

Потеря дома повлекла и другие, по принципу домино, тяжёлые и бесповоротные для меня последствия, но они не тема настоящей статьи.

Остаётся добавить следующее. По жизни я привык рассчитывать в основном только на себя. Однако в разгар расправы — иначе не назовёшь, — которую приготовили мне решения Вологодского городского суда, я не выдержал, рассказал обо всем вологодскому поэту Юрию Иванову, юристу по образованию, человеку пылкому, с обострённым чувством справедливости, коммунисту по духу и мировоззрению, не сдавшему свой партийный билет, полученный во времена Советского Союза.

Олег, ты русский человек, ты писатель, ты ходишь по русской земле! — воскликнул он. — Этот дом вашей семье 60 лет принадлежит. И при царе в нём люди жили и ходили, и никто им козней не строил. Наши деды кровь проливали за нашу землю в войне с фашистами, а теперь ты либерал-негодяям дань должен платить, чтоб пройти к себе домой, разрешения их спрашивать?!

Он дозвонился до Геннадия Андреевича Зюганова, поведал ему мою историю. Геннадий Андреевич был возмущён до глубины души. Реакция последовала незамедлительно. К работе подключилась юридическая служба ЦК КПРФ, мне очень помогли с дорогостоящей и своевременной московской экспертизой, сыгравшей в этом деле ключевую роль. И, конечно, огромную поддержку оказал первый секретарь Вологодского обкома КПРФ Александр Морозов. Если бы не он, все мои рукописи, книги, фотоматериалы, картины моих друзей-художников, вещи оказались бы на помойке — просто их некуда было бы деть. Всё-таки дом есть дом, это не заштатная квартира, где ищешь место для тапочек. Так что, если бы не помощь моих друзей-однопартийцев, этот новый наступивший год Мыши я бы проводил в настоящей финансовой мышеловке…

Увы, только дома, как и минувшие годы, не вернёшь.

Вот как прокомментировал эту историю руководитель фракции КПРФ в Законодательном собрании Вологодской области, первый секретарь Вологодского областного комитета КПРФ Александр Морозов:

К сожалению, прорехи в законодательстве порождают вопиющие нарушения конституционных прав человека. Самое отвратительное, что в серых схемах по отъёму имущества у граждан задействованы представители государственных институтов, что дискредитирует само имя государства. Разумеется, те, кто этим занимается, не имеют ни человеческой чести, ни совести. Впрочем, в капиталистическом мире, который нам навязан насильственно, вопреки воле народа, быть порядочным человеком — не обязательный атрибут.

На этом греют руки те, для кого подобного рода деятельность превратилась уже в профессию. Земля в буржуазной России давно стала средством эксплуатации и мздоимства. Если так пойдёт дальше, не далёк час, когда сатрапы антинародной власти введут плату за воздух, которым мы дышим.

Компартия твёрдо выступает за возвращение природных ресурсов в собственность государства и народа. Но даже до принятия фундаментальных изменений есть способы исправить ситуацию. Убеждён: если пресловутый, коррупциогенный по сути, федеральный закон о сервитуте будет приведён в цивилизованную норму, то змеиные гнездилища разного рода околоземельных аферистов и взяточников рассосутся сами собой за ненадобностью. У нас, как у законодателей, есть возможности работать в этом направлении. И мы будем работать .

Интересна статья?

0 комментариев *