Абу-Яга — против

Не слишком ли много желающих обгадить исторический момент?

Петр ЛЮКИМСОН

28 января 2020 года, вне сомнения, останется в еврейской истории двумя значимыми событиями: как день, в который был оглашен план президента Дональда Трампа по всеобъемлющему урегулированию израильско-арабского конфликта, безусловно, для Израиля лучший из тех, которые предлагались до сих пор; и как день, когда впервые в истории еврейского государства дело действующего премьера было передано в суд, и он официально стал обвиняемым.

С этой точки дальнейшее развитие событий как в личной судьбе Биньямина Нетаниягу, так и в израильской и мировой политике становится поистине непредсказуемым. Трудно даже сказать, в какую именно игру станут играть все замешанные в них стороны. Временами это наверняка будет напоминать шахматную партию, где каждый пытается просчитать несколько ходов вперед, а временами — рискованную карточную игру, в которой все зависит от то того, как карта ляжет. Но в том, что на наших глазах творится история, можно не сомневаться. А потому давайте вспомним, как развивались события в последние дни, и попытаемся просчитать несколько вариантов сценария будущего.

Итак, в то время, как на Международном форуме памяти Холокоста в Иерусалиме происходило самое интересное, из Вашингтона поступило сообщение о том, что в ближайший вторник Дональд Трамп намерен огласить детали сделки века и приглашает на презентацию Биньямина Нетаниягу. Премьер спешно уведомил об этом своего главного соперника — лидера Кахоль-лаван Бени Ганца и… пригласил присоединиться к нему в поездке (разумеется, согласовав это с Белым домом). Так что к пятнице все уже обсуждали вопрос о том, что ждет Израиль после оглашения сделки и как поведет себя Бени Ганц.

Перед Ганцем и впрямь ребром стоял вечный еврейский вопрос Ехать, или не ехать? Отправиться вместе с Нетаниягу — значит, отказаться от участия в назначенном на тот же вторник заседании кнессета по вопросу о депутатской неприкосновенности Нетаниягу, а ведь он так долго этого добивался! Не поехать — значит, обрушить на свою голову обвинения в том, что он занимается мелкими политическими интригами в то время, как премьер решает в Вашингтоне судьбоносные для будущего Израиля и всего еврейского народа вопросы. С другой стороны, поехать — значит, оказаться в роли статиста на триумфе Нетаниягу, не поехать… В общем, вы поняли.

В сложившихся обстоятельствах Бени Ганц по совету своего окружения принял решение, которое в тот момент казалось соломоновым. Он поехал, договорившись с Белым домом, что Дональд Трамп примет его отдельно и первым, бегло ознакомит с деталями плана (все равно потом надо будет изучить его подробно), они сделают пару совместных снимков для прессы и для истории, — и Ганц спешно вернется в Иерусалим, чтобы принять участие в вожделенном заседании кнессета и объявить, что лишение премьера юридической неприкосновенности неминуемо. В целом этот план был осуществлен. Правда, Трамп все же успел до встречи с Ганцем переговорить с Нетаниягу, совместная фотосессия выглядела несколько суетной, но к началу заседания кнессета лидер Кахоль-лаван успел! Другое дело, что Ганц, приземлившись на родине, узнал, что спешить, собственно, было незачем: Биньямин Нетаниягу уже известил спикера Юлия Эдельштейна об отказе от юридической неприкосновенности, и заседание свелось к созданию комиссии для обсуждения парламентского иммунитета экс-министра Хаима Каца, против чего никто изначально не возражал.

Через несколько часов после того, как премьер объявил о своем решении, юридический советник правительства Авихай Мандельблит передал выдвинутое против него обвинительное заключение в Иерусалимский окружной суд, положив тем самым начало судебному процессу. В поспешности, с какой это было сделано, многие сторонники правого лагеря усмотрели еще одно подтверждение версии, согласно которой юридическая система в данном случае не столько борется с коррупцией, сколько ведет политическое преследование Нетаниягу. Соответствующие заявления лидеров Ликуда , а также Нафтали Беннета, Айелет Шакед и Бецалеля Смотрича не замедлили последовать.

Впрочем, внимание Израиля и всего мира в то время уже было приковано к США, где приближался одни из самых звездных часов в биографиях Дональда Трампа и Биньямина Нетаниягу. И главная идея плана уже была озвучена: в случае его реализации ни одному еврею и ни одному палестинцу не придется покидать свои дома и отказываться от привычного образа жизни. И жизнь для тех и для других должна значительно улучшиться…

Но лучше всего суть инициативы разъяснил зять и советник президента Джаред Кушнер. По его словам, разработчики исходили из того, что мыслить реалиями 1967-го просто неконструктивно: они остались так далеко в прошлом, что возврата к ним быть не может; думать надо реалиями 2020 года. И это последний шанс на обретение палестинцами своего государства, — подчеркнул Кушнир. — Тенденции развития Израиля и мира таковы, что другого шанса у них уже не будет!

* * *

Нельзя сказать, что основные пункты сделки века стали полным сюрпризом для Израиля, палестинцев и мира — все было предсказуемо и неожиданно одновременно.

В рамках сделки Израиль получает право распространить суверенитет на все существующие поселения Иудеи и Самарии и уточнить свои границы в этих областях в процессе работы совместной комиссии с участием представителей ПА, Израиля и США. Соответственно, власть военной администрации в Иудее и Самарии отменяется, и там начинают действовать израильские госучреждения. При этом Израиль сохраняет контроль над всей восточной границей и получает право на аннексию Иорданской долины. Палестинцы отказываются от права беженцев на возвращение в пределы территории Израиля и признают его как еврейское государство; прекращают подстрекательство против него и его граждан в школах, СМИ и международных инстанциях; разоружают ХАМАС и дают обязательство, что будущее палестинское государство отказывается от собственной армии и участия в каких-либо антиизраильских коалициях.

Взамен на 70% территории Иудеи и Самарии и сектора Газы целиком создается Палестинское государство, практически имеющее только одну внешнюю границу — с Египтом в районе сектора, который с остальной частью нового государства соединит поземный туннель. В качестве частичной компенсации за потерю части территории они получат два крупных земельных участка в Негеве, которые также будут соединяться друг с другом и сектором Газы специальными транспортными коридорами. Кроме того, палестинцы получат 50 млрд долларов на развитие экономики и создание полноценного, нормально функционирующего государства.

Что касается Иерусалима, то он останется под полной юрисдикцией Израиля, но арабские районы города, оставшиеся за разделительной стеной, будут провозглашены столицей палестинского государства, а на Храмовой горе сохранится статус-кво.

Завершая представление своего плана, президент Трамп заявил, что он отвечает интересам обоих народов, в целом отражает консенсус среди евреев и среди арабов, и противниками столь разумного варианта разрешения многолетнего конфликта могут быть разве что радикальные и маргинальные элементы с обеих сторон.

Ответная речь Биньямина Нетаниягу была, как всегда, хороша, выглядела почти спонтанной и одновременно продуманной до последнего слова. Премьер поблагодарил президента Трампа за дружбу, назвал разработанный им план историческим, выразил готовность немедленно приступить к реализации пунктов, касающихся поселений и Иорданской долины, и одновременно отметил моменты, которые требуется обсуждать и уточнять прежде, чем будут подписаны итоговые документы.

Реакция ведущих политических обозревателей страны на презентацию сделки века оказалась достаточно сдержанной. Все они сходятся во мнении, что план Трампа в наибольшей степени отвечает интересам Израиля. Кто-то вслед за Шимоном Шевесом (некогда возглавлявшим канцелярию премьер-министра Ицхакам Рабина) пытался утверждать, что это и есть план Рабина в чистом виде, и задавался вопросом, зачем тогда было подстрекать к его убийству, чем якобы занимался Нетаниягу. Кто-то говорил о Женевской инициативе, о плане Клинтона, а затем Ольмерта… Но критики напоминали, что все эти планы так или иначе предусматривали снос части еврейских поселений и другие куда более существенные уступки палестинцам.

Многие обратили внимание на то, что основные пункты сделки века в определенной степени повторяют основные тезисы Бар-иланской речи Биньямина Нетаниягу 2009 года, и не исключено, что именно он — истинный автор представленного Трампом плана. Лидер НДИ Авигдор Либерман также не преминул отметить, что сделка века частично включает его идею обмена населением и территориями, поблагодарил Трампа за учет своего мнения и отметил, что в целом план, безусловно, отвечает интересам Израиля.

В общем же сентенции комментаторов сводились к тому, что план, возможно, хорош, но совершенно не учитывает сложившиеся политические реалии, а поэтому неосуществим: его не примет Европа и остальное мировое сообщество, а главное — его не примет арабский мир и сами палестинцы. По их прогнозам, в ближайшее время, особенно в случае победы правых на выборах, Израиль распространит свой суверенитет на Иорданскую долину, часть Иудеи и Самарии, а в ответ на нас обрушится шквал возмущения палестинцев и новая интифада.

Но, как известно, все врут не только календари, но и прогнозы. И чтобы убедиться в этом, достаточно просто пролистать подшивки газет за прошлые годы.

* * *

На чем основывались приведенные выше прогнозы, догадаться было нетрудно. Еще до официальной презентации сделки века лидер ПА Абу-Мазен не пожелал разговаривать с позвонившим ему Трампом и заявил, что не станет препятствовать выражению гнева палестинского народа , даже если этот гнев выльется в насильственные методы сопротивления оккупации. Иначе как призывом к интифаде это не назовешь.

Опасения усилились, когда последовало официальное заявление ООП о том, что сделка не соответствует вековым чаяниям так палестинского народа, является предательством его интересов, и организация будет всеми силами противостоять ее реализации. Приглашение Абу-Мазеном лидеров ХАМАСа на совместное заседание для выработки тактики противостояния инициативе Трампа насторожило руководство армии и спецслужб еще больше, и начальник генштаба Ави Кохави распорядился привести базирующиеся в Иудее, Самарии и на границе с сектором Газы подразделения в состояние повышенной боевой готовности. Он также провел специальное совещание командования Центрального округа для выработки плана конкретных действий в случае обострения ситуации. Да и лидер Аводы Амир Перец призвал к созыву экстренного заседания комиссии по иностранным делам и обороне, чтобы подготовиться к возможному ухудшению ситуации в области безопасности и к возможному резкому осуждению сделки, а вместе с ней и Израиля на международной арене.

И вдруг начались приятные для Израиля неожиданности. О почти полной поддержке плана Трампа заявил британский премьер Борис Джонсон. Затем последовала очень осторожная реакция ЕС, согласно которой сообщество готово рассматривать данную инициативу как платформу для переговоров. Как следует из декларации Верховного представителя ЕС Жозепа Борреля, инициатива США предоставляет возможность скорейшего возобновления усилий по достижению решения израильско-палестинского конфликта. ЕС внимательно изучит и оценит эти предложения на основе собственной разработанной позиции и в рамках будущего решения, которое воспримет чаяния израильтян и палестинцев с учетом всех соответствующих резолюций ООН и международных согласованных параметров. От обеих сторон требуется продемонстрировать верность обязательствам по достижению решения два государства для двух народов — как единственному реалистическому решению, способному положить конец конфликту , — говорится в декларации.

Но самым неожиданным стало заявление Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейна и Омана о том, что многие пункты плана вполне приемлемы и действительно могут стать платформой, с которой стартует новый этап ближневосточного мирного процесса. В сходном духе высказался Египет.

Алжир, Тунис, Мароко, Йемен, Сирия и другие страны арабского мира пока молчат — как, впрочем, Китай и Россия. И это молчание каждый понимает по-своему. Руководство ПА надеется созвать очередное заседание ЛАГ и с помощью Иордании сколотить арабскую коалицию противников плана. Но шансы на это, прямо скажем, невелики. Тем более что Иордания, если присмотреться, выступает не столько против плана, сколько против односторонних шагов Израиля, опасаясь, прежде всего, взрыва народного гнева на своей территории.

Что касается молчания России, то понятно, что Биньямин Нетаниягу на обратном пути из Вашингтона собирается завернуть в Москву не только для того, чтобы выпить чашечку кофе с Путиным и забрать домой Нааму Иссахар…

Таким образом, категорическими противниками сделки остаются Иран, Ливан, Сирия и Турция, но мир уже привык к тому, что в современной политике они играют роль плохих мальчиков . И, следовательно, самым интересным остается вопрос о том, что будет происходить в Израиле.

* * *

Биньямин Нетаниягу уже в воскресенье намерен обсудить на заседании правительства аннексию Иорданской долины и еврейских поселений. Стоит заметить, что накануне вторых — сентябрьских — выборов у премьера уже были аналогичные планы, и тогда юридический советник правительства Авихай Мандельблит издал постановление, согласно которому переходное правительство и кнессет, в котором нет устойчивой коалиции, не вправе принимать подобные решения. Но тогда США еще не дали зеленый свет аннексии!

Шансы создать коалицию для принятия подобного решения, безусловно, есть, поскольку НДИ, скорее всего, его поддержит, и тогда позиция остальных партий уже не будет иметь значения. Не исключено, что за аннексию проголосует и ряд депутатов Кахоль-лаван , хотя в целом отношение Бени Ганца и других лидеров блока к сделке века двойственное: с одной стороны, они говорят о важной и позитивной инициативе, а с другой — вслед за королем Иордании Абдаллой и Амиром Перецом считают, что следует заручиться согласием международной общественности и собственно палестинцев. Ну и заодно обвиняют Нетаниягу в том, что и Иерусалимский форум, и сделка века , и освобождение Наамы Иссахар инициированы Биньямином Нетаниягу исключительно с целью политического выживания и являются частью его предвыборной кампании.

На что сторонники нынешнего премьера замечают: если он может так манипулировать сверхдержавами и всем миром, как это утверждают его оппоненты, то, может, стоит пока оставить его на своем посту?!

* * *

Даже самые яростные недоброжелатели премьера из числа ведущих публицистов израильских СМИ вынуждены признать, что Биньямин Нетаниягу останется в израильской истории как выдающийся политический деятель, добившийся заметных достижений в области экономики и укрепления позиций Израиля в регионе и мире и приведший к созданию плана урегулирования арабо-израильского конфликта на основе своего видения и идеологических убеждений. Но вместе с тем, обязательно добавляют они, Нетаниягу войдет в историю как самый коррумпированный премьер-министр. И, разумеется, они напоминают о том, что в рамках дел 1000, 2000 и 4000 премьер обвиняется в таких тяжких преступлениях, как взяточничество и подрыв общественного доверия.

Ну, насчет самого коррумпированного они ошибаются, поскольку Нетаниягу, в отличие, скажем, от Эхуда Ольмерта — и это признается в обвинительном заключении, — не получал конвертов с наличными и не осуществлял махинации с чужими деньгами. Суть дела 1000, как известно, сводится к тому, имел ли премьер право регулярно принимать относительно дорогостоящие подарки от близких друзей. В деле 2000 ему инкриминируется лишь то, что он не произнес однозначное нет на предложение взятки со стороны издателя Едиот ахронот Нони Мозеса (хотя никогда не говорил да , а в итоге попросту его отверг). Дело 4000, безусловно, сложнее, но и там ответ на кардинальный вопрос далеко не однозначен и в любом случае станет прецедентным.

Так что судьи Иерусалимского окружного суда, безусловно, осознают, что творят историю, и их решение по делу Нетаниягу будет на протяжении лет изучаться на юрфаках университетов всего мира.

Юристы говорят, что премьер может, не тратя нервы и средства, очень быстро завершить процесс, заключив с прокуратурой сделку о каком-то символическом наказании. Прокуратура, потратившая на расследование дел Нетаниягу 270 млн шекелей, на это готова. Но вот готов ли сам обвиняемый?

Интересна статья?

0 комментариев *