«Кровопийца нам милее журналиста»

СК не хочет раскрывать убийство, зато с воодушевлением реагирует на доносы сайтов Пригожина

Этот материал вышел в № 14 от 10 февраля 2020

Следственный комитет Российской Федерации обладает феерической степенью эффективности. Его сотрудники расследуют уголовные дела в Южной Осетии и в Украине, отравление Александра Литвиненко в Лондоне, убийство царской семьи Романовых.

Пронзая пространство и время.

И только в двух случаях приключаются неувязки (если не брать во внимание политические убийства, заказчики которых чувствуют себя по-прежнему весьма комфортно).

В Центральноафриканской Республике, где были расстреляны российские журналисты Орхан Джемаль, Кирилл Радченко и Александр Расторгуев, под носом у прибывших российских следователей сожгли важнейшие вещдоки. Очень своевременно, кстати, это сделали. Поскольку независимое расследование, которое ведет и Новая газета , указало на то, что к преступлению могут быть причастны люди из ЧВК Вагнера — структуры, связанной с бизнес-империей кремлевского повара Пригожина. Были названы конкретные фамилии, были отправлены официальные адвокатские запросы от имени родственников потерпевших с требованием допросить. Но все потенциальные свидетели оказались недоступны для следствия ввиду своей занятости.

Есть другая страна, где действует ЧВК Вагнера и где весьма заметны интересы Пригожина. Сирия.

Но СК РФ предпочитает Украину.

Разговор этот к тому, что 22 ноября 2019 года в Новой газете вышел материал Дениса Короткова Головорезы . В его распоряжении оказалась видеозапись расправы над гражданином Сирии, которому (предположительно) бойцы ЧВК Вагнера — еще живому — раздробили кувалдой суставы, а потом подвесили тело вверх ногами и подожгли.

На наш взгляд, это — военное преступление.

Как нам казалось, по самому факту публикации Генеральная прокуратура и Следственный комитет должны были начать проверку. Такое право и обязанность закреплены законом.

Письмо из Новой

Газета направила обращения в Генеральную прокуратуру и Следственный комитет с требованием возбудить уголовное дело по факту чудовищной внесудебной казни, ведь палачи — граждане России. Мало того, мы отправили дополнительные письма, в которых указали фамилии и другие установочные данные людей, возможно, причастных к садизму, запечатленном на видео.

Генеральная прокуратура и Главная военная прокуратура ответили в том смысле, что это не их дело — идите в СК: …дача юридической оценки этим событиям находится в компетенции следственных органов… .

Ответ Генпрокуратуры на запрос Новой газеты

Ну да, это не блогеров гонять…

Однако ГВП хотя бы не отделалась совсем уж отпиской, а поработала курьером, отправив наше письмо в Следственный комитет.

Письмо в Новую

Ответ СК был датирован 26 декабря прошлого года, но задержался в их канцеляриях на месяц.

Замруководителя Следственного управления по расследованию особо важных дел генерал Сергей Голкин сообщил нам, что обращение спущено в нижестоящую структуру:

…Ваше обращения по факту убийства человека на территории Сирийской Арабской Республики неустановленными лицами направлены в Главное следственное управление… .

Уведомление Следственного комитета

То есть факт есть, а лица не установлены (хотя мы их публично и не называли*).. И, судя по молчанию нижестоящей структуры СК, не установлены весьма успешно.

Вместо расследования убийства - донос

…Однако не молчит старший следователь по особо важным делам 2-го следственного отдела следственного управления Главного управления по расследованию особо важных дел А.Ю. Кошелев.

Суть его обращения в редакцию Новой газеты вот в чем.

Сразу после выхода статьи Дениса Короткова Головорезы СМИ (например, РИА ФАН), подконтрольные все тому же Пригожину, с частотой пулеметной очереди стали выдавать публикации о якобы имеющих место быть связях журналиста Новой газеты с террористами из многочисленных запрещенных в России организаций.

Так, например, наш коллега Коротков в глазах несведущего обывателя дорос до доверенного лица последователей Бен Ладена.

Вслед за тем сотрудники пригожинских СМИ направили обращения в правоохранительные органы. Требовали они не расследования чудовищного убийства,

а проверки журналиста Новой на причастность к террористической деятельности.

Как мне представляется (и это мое частное субъективное мнение): вся кампания была затеяна ради того, чтобы отмазать убийц и садистов.

Вот так и сошлись в СК РФ разные письма, написанные, в сущности, по одному и тому же поводу.

Напомним, обращение по факту убийства, совершенного российскими гражданами, чему есть неоспоримые доказательства, гуляет по долгим ящикам и между этажами здания СК уже больше двух месяцев.

Заявление клеветников из ФАН и иных кулинарных сайтов принято к рассмотрению, о чем нас и уведомили. От газеты требуют

  • предоставить немедленно ,
  • обеспечить явку ,
  • сообщить… ,
  • …при проверке (…) в отношении лиц, указанных в публикации Расследование ФАН: либеральные журналисты работают на ИГ * (…) прошу незамедлительно предоставить (…) следующие сведения в отношении сотрудника Вашего издания… .
Требования СК РФ предоставить данные журналиста Новой газеты для проверки по публикации РИА ФАН

Так вот.

Ничего предоставлять и обеспечивать мы не будем.

Пока Следственный комитет не начнет проверку по факту зверского убийства, а не продолжит обслуживать интересы лиц, покрывающих тех, кто совершил особо тяжкое преступление, а также — их хозяев. Вот в рамках проверки сведений о конкретном преступлении мы готовы предоставить всю доступную нам информацию. А в клуб любителей кейтеринга ходите без нас.

P.S.

Новая газета и Денис Коротков подали в суд исковое заявление о защите чести, достоинства и деловой репутации в отношении РИА ФАН.

P.P.S.

* Мы не заменяем собой презумпцию невиновности и не хотим подставлять под удар семьи подозреваемых * ИГ — запрещенная в России террористическая организация. Внимание Роскомнадзора: следственные органы в своем письме не обращают на это абсолютно никакого внимания — положенных по закону сносок и разъяснений нет.

Интересна статья?

0 комментариев *