Пройдет еще какое-то время, и эта языковая дичь станет нормой

Ольга Костина

Лет пять назад мой учитель английского Дэвид, обаятельный проходимец из американской глубинки, решил сделать сайт о пиве. По-русски он говорил и писал ужасно, а в пиве разбирался отлично, поэтому придумал такую схему: он пишет заметки, нанятая студенточка их переводит, а я редактирую в счет уроков. Сказано — сделано.

В первой же переведенной статье среди кучи забавных ошибок я нашла истинный шедевр: подвал для хранения бочек с лагером (вид пива) был назван лагерным подвалом . Ни студенточке, ни тем более Дэвиду я не смогла объяснить, что лагерный подвал — это совсем, совсем другое! Пришлось отказаться от редактирования.

Чего вдруг вспомнила? А пыталась сегодня помочь молодым пресс-службистам составить поздравление с 23 февраля от имени директора серьезного учреждения. У них там в середине было так: Сейчас в мирное время на гражданской службе Вы выполняйте свой долг — работайте на благо российского государства и народа, делая свою работу достойно и ответственно с любовью к нашей Родине .

Так и вижу, как директор произносит это наставление, покровительственно похлопывая по плечу руководителей госкорпораций, министров, общественных деятелей... А гражданская служба — это, по мнению авторов, антоним службы военной. Вообще-то, ребята, это специальный термин — государственная гражданская служба — относящийся далеко не ко всем работающим гражданам.

Поздравление переписала. С ужасом подумала, что пройдет еще какое-то время, и эта языковая дичь станет нормой: некому будет исправлять. А объяснять молодым людям, имеющим глубокие провалы в общей культуре и начисто лишенным чувства языка, что именно тут не так, уже сейчас невозможно.

Интересна статья?

0 комментариев *