С компанией "Пепсико" при Горбачёве расплачивались подлодками, эсминца

"Когда Pepsi-Cola стремилась попасть на советский рынок, рубль был неконвертируемым. Так концерн по производству лимонада в одночасье превратился в военную силу с 17 подлодками - а курьезная сделка вскоре стала кошмаром", - пишет немецкий журнал Der Spiegel.

"Никита Хрущев испытывал жажду. 24 июля 1959 года советский премьер бродил с вице-президентом США Ричардом Никсоном по ярмарке американской Национальной выставки в Москве и горячо спорил перед камерами о преимуществах и недостатках коммунизма и капитализма, когда кто-то из окружения Никсона протянул ему маленький бумажный стаканчик с коричневым лимонадом. "Pepsi" было написано на нем. Хрущев, у которого на лбу выступали капельки пота, сделал "скептический глоток", как писало позднее издание Time, и продолжил оживленно спорить", - повествует журналист Штефан Райх.

Разговор с Никсоном вошел в историю холодной войны как "кухонные дебаты", однако для Дональда М. Кендалла тот день значил гораздо больше: для амбициозного менеджера Pepsi-Cola он стал профессиональным достижением и PR-трюком высшего уровня. Кендалл отвечал за развитие компании на международных рынках, которые хотел завоевать концерн. Прежде всего гигантский рынок Советского Союза, говорится в статье.

"В 1972 году этот момент настал: Кендалл уже был главой компании, а лимонад Pepsi, будучи первым американским потребительским товаром в Советском Союзе, производился, сбывался и продавался в СССР".

"Однако большой проблемой стала оплата. Так как рубль было невозможно конвертировать в твердую валюту, на сделке 1972 года партнерам пришлось проявить изобретательность. Решением, как это часто бывает в России, стала водка. Pepsi в обмен на концентрат колы получила российскую водку марки "Столичная" для эксклюзивной продажи на американском рынке".

"Для Pepsi это была хорошая сделка, в некотором смысле даже очень хорошая. Благодаря сделке оборот концерна в 1989 году, по словам Кендалла, составил около 490 мл долларов, и компания была настолько успешной, что захотела расширяться в СССР. 21 завод по производству колы между Москвой и Владивостоком должен был превратиться в 50 заводов, а стеклянные бутылки планировалось заменить на пластиковые бутылки и металлические баночки, чтобы облегчить сбыт".

Однако крупный проект 1989 года столкнулся со старой проблемой, пишет издание. "Оплата в рублях была по-прежнему невозможной, к тому же в США сократились продажи водки "Столичная". Но где есть желание, там есть и возможности, если все участники могут заработать много денег. И так в 1989 году Советский Союз договорился о валюте, которой у него, так же как водки, было более чем достаточно: военной техники. 17 подводных лодок перешли во владение PepsiCo, а также крейсер, фрегат и эсминец. К тому же компания получила лицензию на продажу водки на следующие 10 лет".

"Таким образом, в распоряжении концерна по производству лимонада внезапно оказался один из крупнейших морских флотов в мире - на несколько дней до продажи его за большую сумму шведской компании, занимавшейся переработкой старой техники. Необычная сделка вызвала бурную реакцию. Брент Скоукрофт, советник президента Джорджа Буша по национальной безопасности, был в замешательстве, а Кендалл шутил: "Мы разоружаем Советский Союз быстрее, чем вы".

В следующем году Pepsi и Кендалл и вовсе решили расширить сделку. "Теперь в советской верфи должны были быть построены дополнительные десять кораблей, нефтяных танкеров и торговых кораблей, некоторые из которых весили 65 тыс. тонн, и перейти во владение Pepsi в качестве оплаты. Концерн намеревался продать торговый флот или сдать в аренду субподрядной фирме. Весной 1990 года "крупнейшей сделке всех времен между американской фирмой и Советским Союзом" удивлялась газета The New York Times: "Pepsi заключила бартер на корабли и водку. Сумма договора три миллиарда долларов".

В Pepsi говорили о "сделке века", довольна была и советская сторона. "Наша цель состоит в том, чтобы к 2000 году каждый советский гражданин мог купить бутылку Pepsi, пройдя 10 минут пешком", - говорил Анатолий Беличенко из советской комиссии.

"Но с распадом СССР в 1991 году сделка превратилась для производителя колы в кошмар. Верфь с готовыми наполовину кораблями внезапно оказалась в новом государстве под названием Украина, чье правительство захотело участвовать в продаже. Пластиковые бутылки должны были поставляться из Белоруссии, там тоже настаивали на долларах в качестве оплаты".

"Внезапно, - говорил Кендалл в 1992 году в интервью L.A. Times, - все распалось на тысячи частей. У нас был договор на несколько миллиардов долларов с несуществующим партнером - Советским Союзом".

"Для решения этой проблемы Pepsi потребовалось несколько месяцев и множество новых переговоров с большим количеством новых партнеров, пропало и преимущество на рынке. В том числе и потому, что крупный конкурент Coca-Cola воспользовался удобным моментом и занял внушительные позиции на рынке, пока Pepsi собирала осколки своей мнимой сделки столетия", - пишет Der Spiegel.

От редакции: Потрясающе! А вы, коллеги из "Новой газеты" всё несёте (нет, не чушь, а нечто посерьёзнее) к воздвигнутому вами монументу Горбачёву всё новые венки за все его "заслуги", за разрядку и разоружение... Да этого человека судить надо, пока жив, хоть в каком состоянии, - вот так он предавал раз за разом государство, которого был главой (хоть глава и менял названия, стал президентом, чтобы помоднее и позападнее смотреться на фоне других президентов). Секретная военная техника оказалась в руках какой-то фирмы...

Что там "Пицца-Хат" - вот это была сделка века. Стоит ли удивляться, что потом и на Пушкинской площади возникли почти одновременно гигантские рекламные щиты "Пепси" и "Кока-колы"? Да, имеющие флот с подводными лодками - могли себе позволить и подобную роскошь... Верно наш товарищ Эльмар говорил на субботнем митинге - судить всех глав страны, начиная с Горбачёва! Впрочем, тут замешан не он один - там и МИД, и Внешторг. Скамья подсудимый потребуется длинная.

Д.Ч.

Интересна статья?

0 комментариев *