«Они меня попросту убьют». На Берлинале показали фильм Дэвида Франса

Американский режиссер Дэвид Франс, известный более всего по документальному фильму Как победить чуму , за которую стал оскаровским номинантом, еще в 2017 году начал снимать фильм Добро пожаловать в Чечню (Welcome to Chechnya). Именно тогда, три года назад, стало известно о преследовании геев в этой республике, давно уже ставшей символом феодальной жестокости. В фильме Рамзан Кадыров возмущенно опровергает и пытки, и убийства геев, да и вообще существование в Чечне людей нетрадиционной ориентации, но слишком ярки и трагичны свидетельства героев фильма.

Дэвид Франс, конечно, ступил на очень опасную территорию — кадыровцы не особо сентиментальны и не слишком разборчивы, когда дело касается их традиционных ценностей . Но тем драгоценнее эта работа Франса, которую на Берлинале проводили мощными овациями. Зал стоял и без устали хлопал всем — героям видимым и невидимым (о последних — чуть ниже), авторам, режиссеру, оператору Аскольду Курову. В первую очередь — их отваге. Во вторую — сюжету, тянущему на качественный триллер, но, увы, взятому из жизни. Точнее — из жизней, потому что героев 22 человека, помимо активистов, спасающих чеченских геев и лесбиянок, разными способами вывозя их с территории республики.

Это фильм — о боли и надежде. Это фильм — о том, что свобода выбора есть всегда, и даже под всевидящим оком Кадырова и его команды можно найти пути к свободе. Ну и о том, конечно, что все разговоры об ушедшем милосердии и гуманизме — лишь разговоры.

История каждого обитателя перевалочного пункта, где высвобожденных из чеченского рабства традиционных ценностей прячут, пока готовят им документы для выезда, — уже сама по себе уникальна и страшна. Как правило, это — похищение человека, потом изощренные пытки, следы которых показывают на своем теле герои, потом — или убийство, или передача человека семье, которая потом и совершит ритуальное убийство предателя этих самых ценностей . Причем оказывается, что ценности ценностями, но вот, скажем, девочка Аня, обнаружившая в себе тягу к женщинам, оказывается жертвой шантажа собственного дяди — он требует от племянницы секса, грозясь в случае отказа рассказать о ее ориентации родителям. Как поступит с ней семья, где отец к тому же — большой республиканский начальник, девушка знает: Они меня попросту убьют , — уверена она. История спасения Ани — отдельный сюжет с переодеваниями, шифрованием, сменой автомобилей. Впрочем, каждое спасение — триллер. Другой герой, Гриша (все имена, разумеется, изменены), сначала спасается сам. Потом к нему пробирается его возлюбленный. А когда начинают угрожать его семье — матери, сестре и двоим племянникам, — активисты решают вывозить всю семью. Вот это триллер как триллер.

И неожиданной диссонирующей нотой звучат слова матери Гриши уже где-то на нейтральной территории: Мы же не от страны бежим — мы бежим от людей. А плохие люди могут везде оказаться, в любой стране . Похитили, пытали, чуть не убили и теперь разыскивают по миру ее сына, терроризируют ее саму, ее дочь и ее внуков — но оказывается, это просто попались плохие люди, а ни страна, ни власти, ни режим не виноваты. Поразительный и трагический патриотизм , взращенный агрессивной советской властью с ее настырными требованиями любить родину вне зависимости от творимых там безобразий.

Режиссер не уповает лишь на сильный сюжет, на ярких героев, которые могли бы вывезти фильм уже сами по себе — Франс использует весь арсенал профессиональных средств, чтобы создать не просто публицистический продукт, но и качественное произведение искусства. Здесь отлично продуманный сценарий, не оставляющий места ни для назидательных пассажей, ни для слезовыжимания. Здесь нет ни излишней мелодраматичности, ни нагнетания ужасов — фильм ошарашивает именно простотой, с которой нам рассказывают истории героев. Франс очень грамотно распоряжается этими историями, сплетая из них холодной, казалось бы, режиссерской рукой горячее полотно тоталитарно-феодального ужаса. Главный рассказчик тут — один из активистов, Давид Истеев, его смысл жизни с некоторых пор сводится к спасению человеческих жизни, которые на родине не считают ни человеческими, ни жизнями. О своей работе спасателя он рассказывает спокойно и безэмоционально — так обычно люди рассказывают о своей скучной офисной работе, в которой нет ни блеска, ни подвига.

Теперь о невидимых героях. Все участники событий, кроме активистов, — действуют в фильме под чужими лицами. Франс применил новейшую технологию замены лиц , при которой персонажу дается лицо другого человека. Такой метод применяли и раньше, но в игровом кино, он проходил по разряду спецэффектов. В документальном кинематографе Франс применил этот метод впервые. То есть мы видим реального человека, который говорит (голос изменен тоже), ходит, что-то делает — даже режет вены, как один из спасенных, но подорвавших психику парней. А лицо у него — совершенно чужого человека, но тоже реального. На пресс-конференции режиссера спросили, не подставляет ли он таким образом других людей, чьи лица он использует. Ответ Франса был очень трогательным — он объяснил, что 22 американских гея предложили свои лица героям фильма для их безопасности. Вот такая круговая порука по всему миру.

Конечно, ни в какой прокат этот фильм в России выйти не может — тут и объяснять не надо почему. Но что этот фильм снят — уже само по себе необычайно ценно, особенно когда и Америка, и Европа слишком снисходительно поглядывают издалека на кошмарные российские реалии. Правда должна быть известна, особенно такая кровавая, страшная, особенно про страну, громче всех орущую про нарушение прав человека в других странах.

Интересна статья?

0 комментариев *