"Им не удалось закрыть мне рот": критиковавший власти Чечни блогер ...

Тумсо Абдурахманов

Чеченский блогер Тумсо Абдурахманов, на которого в конце февраля было совершено нападение, рассказал Русской службе Би-би-си подробности произошедшего.

По словам Абдурахманова, нападение совершил незнакомый ему человек днем, когда он крепко спал. Нападение произошло в шведском городе Евле, где блогер живет последние несколько месяцев.

Как считает блогер, к нападению могли быть причастны чеченские власти и российские спецслужбы. Кроме того, он обратил внимание, что нападение произошло в день рождения председателя парламента Чечни Магомеда Даудова.

О том, что Даудов объявил Абдурахманову кровную месть, Би-би-си сообщала в марте прошлого года. Видеозапись обращения Даудова появилась в его "Инстаграме", однако затем была удалена.

Пресс-секретарь главы Чечни Рамзана Кадырова Альви Каримов заявлял, что Даудов лишь сказал, что потребует ответа за клеветнические высказывания в адрес первого президента Чечни Ахмата Кадырова, но ни о какой кровной мести речи не шло.

После нападения на Абдурахманова пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил журналистам, что в Кремле произошедшее не считают важным событием для российской повестки.

Кроме того, по словам Пескова, в Кремле не связывают нападение на блогера с его критикой в адрес чеченских властей.

***

Би-би-си: Расскажите, что с вами произошло в тот день?

Тумсо Абдурахманов: Я проснулся от мощных ударов железным предметом по голове. Когда я проснулся, он сидел на мне и бил меня. Это был человек, которого я никогда до этого не видел. Я был не в том состоянии, чтобы понять, чем меня бьют, сколько человек меня бьет. Я проснулся от этих ударов из глубокого сна.

От этих ударов у меня во рту появился привкус железа. Я был в предобморочном состоянии. Прежде всего, у меня шла внутренняя борьба с самим собой, чтобы не вырубиться, не потерять сознание, и я ещё должен был с этим человеком как-то бороться. Где-то половину из того, что происходило, я не помню.

Я помню, что схватил его левой рукой, а большой палец правой руки засунул ему в глаз. С этого момента мы с переменным успехом боролись у меня на кровати. Я терял очень много крови, моя голова зашита в пяти местах. Я видел, как моя кровь стекала на него.

За счет того, что он слишком интенсивно наносил эти удары, он быстро выдохся, и это как-то помогло мне противостоять ему. У меня получалось его побороть, но после этого у меня не получалось его удерживать. У меня не было сил, чтобы нанести ему удар. Повалив его на пол, у меня не было сил, чтобы его удержать. Он все равно вырывался, вставал. Не в полный рост, а до колен. Он мог встать на колени, и я снова вешался на него как желе.

Я не могу сказать, сколько по времени длилась эта борьба. В какой-то момент я взял его голову в захват, но не смог его удержать. Он опять вырвался, и в этот момент я увидел, что у него упал молоток. Я взял этот молоток, уже с ним в руках я снова вступил с ним в борьбу и, повалив его на пол, сел на него сверху и начал наносить удары молотком, пытаясь его вырубить. Я бил тупой стороной молотка. Из-за того, что у меня не было сил наносить удары, он не вырубался. Он тоже начал терять кровь.

Сначала он защищался, снизу пытался уворачиваться, пытался наносить мне встречные удары, руками ставить блоки, и в какой-то момент он назвал меня по имени. До этого момента он не говорил ни слова. Он взмолился, чтобы я не бил его. Он сказал: "Тумсо, не бей меня, я все расскажу, моя мать у них", в общем он начал меня просить не бить. Я перестал его бить. Я приказал ему повернуться на живот. Он был в кожаных чёрных перчатках. Я сказал ему снять перчатку, он ответил, что не может двинуть рукой. Я сам снял с него эту перчатку. Я сказал ему убрать руки над головой, чтобы я их видел.

Затем я провёл лёгкий обыск по его карманам, чтобы проверить, нет ли у него ещё оружия. После этого я добрался до своего телефона. Я думаю, что я сначала позвонил или отправил сообщение своему товарищу. Я этого не помню, к сожалению. Я сказал этому товарищу, чтобы он вызвал полицию и приехал срочно. Затем я вышел в эфир в "Инстаграм". Я снял ещё один ролик для своего телеграм-канала, записал аудиосообщение, но, как оказалось, они не опубликовались. В итоге в сети оказался только ролик из прямого эфира в "Инстаграме".

Я спал и был только в нижнем белье, прошу прощения за эти подробности. Я помню, что надел штаны, футболку и на комоде у себя увидел скотч. И я связал его руки скотчем. Я не знаю, сколько мы ждали полицию. Я не помню, кто приехал раньше - мой товарищ или полиция. На тот момент я уже потерял много крови и еле-еле держался в сознании. В таком состоянии я встретил полицию. К моему удивлению, приехавшая скорая забрала сначала его. Как мне потом объяснили, это из-за того, что он был в более тяжелом состоянии. Затем увезли уже меня. Проверив моё общее состояние, нет ли у меня переломов черепа или повреждения внутренних органов, мне зашили голову и губу.

Меня заштопали, надели наручники и отвезли в полицейский участок. Мне предъявили подозрение в покушении на убийство, и я был арестован. Следующие трое суток я провёл в полной изоляции, в тюрьме. В процессе этих трёх суток я давал показания, и прокурор изменил свое мнение. Обвинения с меня были сняты, и сейчас я нахожусь уже в качестве потерпевшего.

Всё это происходило в Швеции в городе Евле, где я проживал последние три месяца.

Один день с врагом Кадырова: интервью с блогером Тумсо Абдурахмановым

Би-би-си: Есть ли какое-то понимание того, как он к вам пробрался?

Т.А.: Это предстоит выяснить полиции. Я не знаю, каким образом они это сделали, но организации этого покушения очень серьёзная. Они предусмотрели всё, вплоть до моего режима сна. Они знали, что в это время я буду спать. Единственное, что они не расчитали - это воля Всевышнего.

Есть какие-то подробности, которые полиция не сообщает даже мне. Очень много вопросов, на которые у меня пока нет ответов.

Би-би-си: Расскажите о нападавшем.

Т.А.: Я о нём не знаю ничего. Когда я вышел из изолятора, только тогда я увидел этот ролик из моего прямого эфира. Я сам для себя открыл много нового из этого видео. Я не помню этого, всего того, что он говорит. Например, я не помнил, что он называл свое имя. Он говорит, что его зовут то ли Руслан, то ли Арслан. Он говорит, что он из Москвы, что его прислал человек из Грозного по имени Абдурахман. На мой взгляд, он не чеченец и не русский. Мне кажется, он представитель азиатской национальности. Это чисто по внешнему виду. Но я думаю, что он россиянин.

До покушения я получал очень много информации о том, что мне нужно быть очень осторожным. Каких-то признаков слежки за собой я не чувствовал. Я могу уверенно сказать, что этого человека я до этого не видел. У меня достаточно хорошая память зрительная. Я осторожничал, вглядывался в лица. Если бы я где-то этого человека увидел, я бы его вспомнил.

Би-би-си: Есть ли у вас подозрения, кто мог стоять за покушением?

Т.А.: У меня нет никаких сомнений в том, что за этим преступлениям стоит Россия в лице власти в Чечне, в лице её спецслужб. Я понимаю, что такой уровень подготовки с выяснением точного адреса, с возможностью проникновения в квартиру - кстати дверь квартиры не была взломана, её именно открыли - я понимаю, что это уровень подготовки не где-нибудь в Хоси-Юрте (родовое село главы Чечни Рамзана Кадырова - прим. Би-би-си) или в резиденции главы Чечни. Я понимаю, что там поработали очень серьезные российские спецслужбы.

Как выяснилось, само покушение было организовано в день рождения [председателя парламента Чечни] Магомеда Даудова, моего старого знакомого, объявившего мне кровную месть.

Би-би-си: Каковы будут ваши дальнейшие действия?

Т.А.: О своих дальнейших действиях я могу сказать только одно: рот закрыть мне в этот раз им не удалось. Я продолжу свою работу. Некоторое время будет тайм-аут. Это связано с тем, что вся моя техника находится у полиции. Идёт анализ всех переговоров. В ближайшем будущем я продолжу свою работу. Разумеется, я буду предпринимать меры предосторожности.

Я могу сказать одно: мой статус никак не изменился. Я по-прежнему соискатель убежища, и мне убежище не предоставлено ни Польшей, ни какой-либо другой страной. Но в целом полиция, конечно, озадачена вопросами моей безопасности.

Интересна статья?

0 комментариев *