Буржуазные каннибалы

• Крепости эффективных барыг и спекулянтов
• Голодомор в США унес 7 миллионов жизней

Гражданская война в Колумбии идет с небольшими перерывами вот уже почти 70 лет. Чтобы воевать, нужны деньги, а самый легкий способ добыть их в Колумбии — выращивать коку и производить из нее кокаин. Борьбу левых партизан давно уже окрестили наркогерильей: немалая часть бюджета РВСК формируется за счет налогов, взимаемых с крестьян в обмен на защиту их жизни и посевов.

О наркотической контргерилье известно куда меньше. Еще в 1960-х богатые землевладельцы начали создавать отряды для защиты от партизанского террора: герильясы, действующие под марксистскими лозунгами, стремились разделить огромные владения богачей между бедными крестьянами, а самих плантаторов изгнать, похитить или уничтожить. Действовали эти отряды с переменным успехом.

К 1980-м ситуация изменилась. Кокаин прочно занял лидирующее место в структуре колумбийского экспорта. Разбогатевшие наркобароны скупали землю и были полны решимости защищать свою собственность, а заодно и покончить с крестьянской конкуренцией в культивировании коки.

В последующие полтора десятилетия в разных провинциях Колумбии возникли десятки частных армий парамилитарес, состоящих из боевиков наркокартелей и бывших военных, отлично вооруженных и экипированных на доходы от наркотиков. В 1997-м все эти отряды и отрядики слились в единую частную армию — Объединенные силы самообороны Колумбии (AUC), провозгласившую своей целью борьбу с левым террором и социализмом вообще. Ее возглавили три брата Кастаньо — Карлос, Фидель и Висенте, сыновья богатого скотовладельца, убитого партизанами. Мало кто в Колумбии не слыхал о них: за несколько лет до того братья Кастаньо создали организацию Лос Пепес , преследовавшую и убивавшую всех, кто был связан с наркобароном Пабло Эскобаром.

Пила и мачете


15 июля 1997-го около сотни человек, вооруженных автоматами, пулеметами и гранатометами, вошли в городок Мапирипан. На плечах у них были черные повязки с белыми буквами AUC. Местные решили, что боевики Объединенных сил самообороны прибыли в город, чтобы совместно с расположенной поблизости 12-й бригадой провести операцию против повстанцев из РВСК, скрывающихся в окрестных лесах. Очевидно, именно для похода в сельву бойцы AUC прихватили с собой мачете и бензопилы. Уже к вечеру жители Мапирипана поняли, как они ошибались.

В следующие пять дней город превратился в филиал ада. Каждый вечер в 7:30 боевики проводили по улицам колонну связанных по двое колючей проволокой людей. Это были подозреваемые в сочувствии РВСК. После этого всю ночь на главной площади шла безумная оргия — с алкоголем, наркотиками и пытками. Кровь лилась рекой. Подозреваемых подвешивали за ребра на мясные крюки, рубили мачете, отпиливали ноги и руки пилами. Стоявшая неподалеку 12-я бригада, несмотря на отчаянные звонки и даже посыльных, не вмешивалась.

Вскоре то же повторилось в Альто-Найа. Там подозреваемых выстроили на рыночной площади и спросили, знают ли те что-нибудь о партизанах. Отвечавших нет , разрубали на куски мачете; тем, кто отвечал да , отпиливали руки, а потом расчленяли. Число погибших в Альто-Найа неизвестно до сих пор: от людей остались лишь куски мяса.

В деревне Бетойес боевики изнасиловали трех девочек, младшей из которых было 11 лет, а у 16-летней беременной вырезали плод и изрубили его. Тела убитых побросали в реку.
Фронтовые 100 грамм крови

Расправы исчислялись сотнями, и ни разу ни военные, ни полицейские не пришли людям на помощь. Более того: в нападении на Бетойес принимали участие солдаты разведбатальона 18-й бригады колумбийской армии — это выяснилось случайно, когда у одного из боевиков сползла наплечная повязка, обнажив шеврон подразделения.


Бездействие военных понятно. AUC была тесно связана с колумбийской армией: солдаты и боевики бок о бок воевали с левыми партизанами, многие отставные офицеры и сержанты после увольнения вступали в ряды ультраправых. AUC даже прозвали Шестой дивизией — в дополнение к пяти официальным в армии Колумбии.

Военные охотно свалили на плечи Сил самообороны всю грязную работу, которую боевики делали, судя по собственным воспоминаниям, задорно и с выдумкой. В 2008 году один из бывших парамилитарес рассказал журналисту на камеру, как они с друзьями во время одного из рейдов ели человеческое мясо, и про то, как командиры регулярно заставляли их выпивать по стакану крови жертв — ради пущей твердости характера. Проблем с поставками кокаина, судя по всему, у них также не возникало.

Чистильщики

Войной в сельве и карательными рейдами боевики AUC не ограничивались. Они считали, что им доверена высокая миссия очищения общества . Парамилитарес по ночам патрулировали улицы городов, уничтожая бездомных, наркоманов, детей-попрошаек.

Еще одна подработка — ликвидация и запугивание профсоюзных активистов — была одобрена лично Карлосом Кастаньо. Как объяснял лидер боевиков, мы убиваем их, потому что они мешают людям работать . Есть сведения, что крупные компании, включая Coca-Cola и Drummond Coal, щедро платили за решение проблем на плантациях и шахтах. За руку, впрочем, удалось схватить только банановую корпорацию Chiquita: следователи доказали, что с 1997 по 2004 год компания выплатила AUC 1,7 миллиона долларов, а также бесплатно поставила боевикам 3,5 тысячи АК-47 и четыре миллиона патронов.

Но это были сущие мелочи. К 2004 году AUC взяла под контроль 40 процентов всего колумбийского наркотрафика. Для сравнения: бойцы РВСК, к которым в прессе прочно приклеилось прозвище наркогерильерос , контролировали лишь 2,5 процента. Братья Кастаньо были на короткой ноге со многими сенаторами, гарантировавшим им защиту в обмен на доходы от наркоторговли. Забастовка по-колумбийски

В апреле 2016-го на шоссе, ведущем из Медельина на север, между городами Вальдивия и Тараса образовалась необычная пробка. Вооруженные люди в масках на мотоциклах остановили фуру, заставили водителя, 60-летнего Лоренцо Упегуя, развернуть ее поперек дороги, затем застрелили его, а тело бросили посреди шоссе. Они расстреляли прибывший на место наряд полиции, расправились с подъехавшим армейским капитаном и устроили гигантский костер, запалив сразу несколько фур, оказавшихся в пробке.

Этот вид протеста его организаторы, боевики из наркоклана Усуга, назвали вооруженной забастовкой . Это уже не первая акция такого рода — и с каждым разом они проводятся все с большим размахом.

Это новое явление в колумбийской жизни — боевые отряды и наркокартели в одном лице, как правило, не особо большие, тесно связанные с местными политиками и бизнесом (а многие и с военными), хорошо вооруженные и агрессивные. Они то ведут между собой непримиримую борьбу, то вступают в скоротечные альянсы, налаживают связи с мексиканскими наркокартелями и потребителями в Европе.

И главное — отличаются чудовищной жестокостью. В 2013 году колумбийскую прессу всколыхнула история, рассказанная одним из боевиков Блок Мета . По его словам, за несколько недель до ареста он и двое его товарищей захватили парамилитарес из конкурирующей группировки Либертадорес де Вичада . Мы убили их, разрезали на части и сварили в котелке с томатами и луком , — поведал он. Полицейские сперва не поверили, но при задержанном нашлись фотографии, на которых кулинарный процесс был запечатлен во всех подробностях.


В августе 2004-го спецслужбы Венесуэлы арестовали 126 колумбийцев. Некоторые из них на допросах признались, что они — боевики AUC и их наняла венесуэльская оппозиция для переворота и свержения президента Уго Чавеса. Скандал в итоге замяли, Чавес и Урибе заверили друг друга в вечной дружбе, а спустя три года колумбийцев помиловали и отправили на родину.

Алексей Куприянов

Интересна статья?

0 комментариев *