Обнуление России

О конституционном цирке во время заседания Госдумы 10 марта можно говорить долго и заслуженно его высмеивать — но одно очевидно. Это был вовсе не экспромт, а промежуточный финиш комбинации, задуманной еще два месяца назад. Промежуточный — потому что даже самые хитроумные политические планы, казалось бы, обреченные на успех, порой оборачиваются против их авторов.

Как только путинские поправки поступили в Госдуму и как только стало известно предложение о вычеркивании слова подряд из правила двух сроков , я сделал следующий вывод (см. мою статью в Новой от 20 января Прочь от парламентской республики. Проект конституционных поправок, внесенных Путиным, может гарантировать ему еще два президентских срока ). Нам теперь могут сказать, что поправки не имеют обратной силы, и президентские сроки обнуляются: отсчет пошел заново. И что именно в этом суть задуманного, а все остальное — мишура.

В середине февраля о том, что готовится обнуление , заговорил Алексей Венедиктов, а в конце — Владислав Сурков. В ответ сопредседатель рабочей группы по поправкам сенатор Андрей Клишас назвал ложью заявления о том, что в недрах группы готовится поправка об обнулении президентских сроков.

Не знаю, как кто, а я лично Клишасу не поверил. По простой причине: ключевой фигурой в новой конституционной конструкции власти остается президент, более того — его полномочия только усиливаются. И

странно было бы предполагать, что Путин намерен пользоваться усиленными полномочиями всего четыре оставшихся года, а потом, подобно Диоклетиану, удалиться выращивать капусту.

Впрочем, возможно, Клишас говорил правду: поправка об обнулении действительно не готовилась в рабочей группе. Ее готовили в другом месте — но задумано это было с самого начала. А все прочее — про Бога, семью, умаление подвига народа, защиту исторической памяти, государствообразующий народ и национальное самосознание — было исключительно в качестве дымовой завесы.

Помните, кстати, моих любимых Стругацких? Из Гадких лебедей ?

— Скажи, а ты как — сначала напишешь, а потом уже вставляешь национальное самосознание?

— Нет, — сказал Виктор. — Сначала я проникаюсь национальным самосознанием до глубины души: читаю речи господина Президента, зубрю наизусть богатырские саги, посещаю патриотические собрания. Потом, когда меня начинает рвать — не тошнить, а уже рвать, — я принимаюсь за дело....

Оформление обнуления, конечно, получилось донельзя неприличным. Возникали предположения, что, приехав в Думу, Путин благородно откажется от пятого и шестого срока. Но благородство президента было сильно переоценено: он не смог отказать своим верным подданным, просящим править ими еще долгие годы.

Те в свою очередь ничего не стеснялись. Ни публичного выражения верноподданнических чувств, ни столь же публичных просьб о денежной компенсации для тех, кто пролетит на досрочных выборах. При этом для того, чтобы холопы кинулись умолять барина владеть ими и дальше, Путину не понадобилось даже притворяться, как в свое время Ивану Грозному, что его дни сочтены. Они и так пали к его ногам, соревнуясь в преданности.

Да, Путин оставил крошечную лазейку на пути обнуления — сослался на Конституционный суд, который должен проверить на конституционность поправку об обнулении сроков .

Но, во-первых, у КС, строго говоря, вообще нет таких формальных полномочий: он проверяет лишь вступившие в силу законы. И любая его проверка крайне сомнительна с правовой точки зрения.

А во-вторых, притом, какое будущее ждет Конституционный суд в новой конструкции власти (сокращение численности КС и право президента предлагать судей к увольнению), ждать отрицательного вердикта было бы совсем уж неоправданным оптимизмом.

Впрочем, и это очень важно, в славном прошлом Конституционного суда, где собраны (без преувеличения) блистательные юристы, были и примеры сопротивления незаконным действиям или намерениям власти. Начиная с вердикта КС относительно указа Бориса Ельцина № 1400 от 21 сентября 1993 года о роспуске Съезда народных депутатов России и Верховного Совета (в чем принимали участие и нынешние судьи — Валерий Зорькин, Гадис Гаджиев, Юрий Рудкин) и заканчивая определением КС от 5 ноября 1998 года о возможности третьего срока президента Ельцина.

Тогда, напомним, было немало споров о том, каким считать текущий срок Ельцина — вторым или первым (учитывая, что в первый раз он избирался еще по старой Конституции в 1991 году и формально даже в другом государстве — РСФСР)?

Если бы срок сочли первым, Борис Николаевич в 2000 году смог бы еще раз участвовать в выборах.

Но — не вышло: суд постановил, что отсутствует неясность в понимании того, что в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством действующий Президент Российской Федерации занимает свою должность второй срок подряд . И что два срока полномочий подряд, о чем идет речь в статье 81 (часть 3) Конституции Российской Федерации, составляют конституционный предел, превышения которого Конституция Российской Федерации... не допускает .

Сейчас перед КС — достаточно схожая ситуация.

Президент, который правит уже четвертый срок, Конституция, которая хоть и меняется, но никак не может считаться принципиально новой (для этого пришлось бы собирать Конституционное собрание и, возможно, проводить настоящий референдум, а не лукавое общероссийское голосование ), и та же самая, что и до принятия поправок, страна. Республика остается президентской, границы и государственное устройство — прежними, структура Федерации — прежней. Спрашивается, с какого перепугу обнулять президентские сроки, скручивая их, как мошенник — показания электрического счетчика? Объясняя гражданам, что им только привиделись четыре срока Путина, а на самом деле они не считаются , и отсчет начат заново?

Если бы КС в этой ситуации придерживался исключительно правовых позиций — в его вердикте можно было бы не сомневаться. Но, как уже сказано, нет никаких оснований для подобного оптимизма.

Хотя у судей КС есть прекрасный повод войти в историю не тем, что они одобрят, по сути, пожизненное правление Путина (где гарантия, что через 12 лет Конституцию опять не поменяют, после чего очередная Терешкова призовет Путина оставаться еще?), а тем, что они окажут этому сопротивление.

Последнее. Безусловно, перед нами — политическое мошенничество. Открытое и наглое попрание Конституции и закона.

Возможное только в условиях, когда в стране, как и в советские времена, нет публичной политики, когда бездействуют институты, а решения принимаются узким кругом лиц и под ковром . И когда на любое народное возмущение отвечают демагогическим Россия — это Путин , и Если не Путин, то кто?

Тридцать лет назад, в марте 1990 года, когда в РСФСР, ее краях, областях, республиках, городах и районах прошли выборы — сразу же выяснилось, что прежним якобы незаменимым руководителям очень даже находится замена.

Для этого надо только провести свободные выборы.

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Александр Ковалевский     #2     +3  

    Задача - принять участие в этом фарсе, но со свой целью. Выразить массовое НЕТ - на голосовании и на улицах. Только не бойкот - это путинистская провокация. Нам подбрасывают ДЕЗУ, вызывая ложный протест бойкотом, который ИМ ВЫГОДЕН для обеспечения безоговорочной, пусть и лживой, победы. Мы сами можем лишить себя возможностей в наступательном движении, упускаем инициативу.

    ответить  
  2. Марина Вологдина     #3     +1  

    Сначала нули обнулили бюджет, совесть, честь, нравственность. Во всех областях всё опустили до нулей и ниже. Обнулить - так обнулить, до полной их отправки к праотцам.

    ответить  
  3. Станислав Швед     #5     +3  

    22 апреля МЫ - МИЛЛИОНЫ НАС идём на участки и отвечаем НЕТ поправкам, игрокам, нулям, прохиндеям, политическим проституткам и прочем властному и провластному дерьму.

    ответить  
  4. Александр Ковалевский     #7     0  

    Это использование момента для усиления позиции. Соучастниками мы стали давно в силу своей пассивности. Хотите жить так дальше - молчите, и получите от ПУТИНИЗМА спасибо два раза: за пассивность и за доброавольное рабское положение.

    ...Давыайте ракссматриваь это как бой, на который Вас вытащили без Вашей воли. Или Вас бьют без сопротивления, или Вы даете активное сопротивление и укрепляете свои позиции.

    ответить