Ночные кошмары режима, или Когда в России появится радикальный протест

А Вы знаете, чего все эти крутые силовики боятся? Да что силовики, боится сам Путин. Они просыпаются по ночам и напряженно думают: а все ли мы сделали, все ли предусмотрели, всех ли законопатили , чтобы нас не свергли? Они жутко боятся двух вещей: массового выхода людей на улицы и начала радикальной борьбы с режимом, конкретной ответки на массовые жестокие избиения, пытки и репрессии граждан страны.

Если помните, не так давно подросток подорвал себя у входа в Архангельское УФСБ: погиб сам и ранил трех сотрудников. Отчаянный и бессмысленный поступок. Так молодой человек, осознанно лишивший себя жизни, выразил свой максималистский протест против творимого в стране силового произвола. Да, преступление, да теракт, но почему? Молодая журналистка Светлана Прокопьева пыталась разобраться в причинах, толкнувших юношу на такое страшное действо. Ее прекрасную статью, абсолютно цивильную и разумную, Вы можете сами прочитать здесь (говорят, под давлением ФСБ ее почти отовсюду удалили). Так теперь за АБСОЛЮТНО НОРМАЛЬНУЮ статью Светлану пытаются осудить… за оправдание террора. Это не глупость — это страх, что о радикализме начнут рассуждать вслух. А все это — опасно для режима, хотя он сам давно подавляет народ полу-бандитскими способами, ничего общего не имеющих ни с Законом, ни с конституционными правами граждан России (кстати, они сохранены даже в изуродованной путинскими поправками Конституции РФ). Но осознание того, что за рамками закона к ним может прийти ответка , сильно пугает организаторов политических репрессий и неправосудных приговоров.

Именно радикализм, который, увы, рано или поздно неизбежно последует за беспределом и жестокостью режима, жутко пугает его должностных лиц. Они понимают: война с народом, если вдруг вспыхнет, будет ими проиграна; хуже того, она может стать триггером (спусковым крючком) массовых протестных выступлений. Ведь опыт приморских партизан , когда население начало сочувствовать и поддерживать убийц милиционеров, многое заставил переосмыслить. Как, впрочем, и Кондопога, едва не превратившаяся в детонатор нарастающего раздражения против силовиков.

Режим боится даже фантомных подпольных структур типа Сеть /организация запрещена в России/, члены которой дальше пейнтбола и пустопорожних разговоров не пошли, и даже созданных провокаторами (агентами или оперработниками) ФСБ организаций типа Нового величия . То есть страх такой, что сами поверили в то, что создали и испугались! Именно поэтому силовики все время повышают градус жестокости: они наивно надеются запугать всех до состояния тише воды, ниже травы , не понимая, что в век Интернета и глобализации этого достичь практически (без массовых расстрелов без суда и следствия) уже невозможно!

Насилие и произвол ВСЕГДА порождают различные формы РАДИКАЛЬНОГО ПРОТЕСТА. Я давно устно и письменно предупреждаю чинуш действующего режима об этом правиле и опасности. Но режим глух: он загоняет мирный протест в угол, лишает активных и ярких людей возможностей ЛЕГАЛЬНО участвовать в политике, выборах, он уничтожил почти все трибуны для альтернативных взглядов и точек зрения: сами знаете, в какую информационно-пропагандистскую КЛОАКУ превратил путинский режим гос-СМИ. Очевидно, что по мере скатывания России к несменяемой власти и диктатуре вождя , а также продолжения вечного (по этой же причине) кризиса и международной изоляции России запреты, зачистки, репрессии и цензура будут нарастать. Просто по-другому режим, исчерпавший все возможности править Россией иными методами, кроме подавления и угнетения, не сможет больше самосохраняться. Это означает, что появление радикального протеста — лишь вопрос времени и степени озверения определенной части общества. Словом, породивший ветер пожнет бурю. Жаль, что небожители Кремля, оторвавшиеся от земли, все больше теряют политическую адекватность и здравый смысл.

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Станислав Швед     #1     0  

    Гудков старший (бывший сотрудник КГБ - той же конторы, что и Путин) всё правильно излагает. Но что-то не видно за ним масс людских, его поддерживающих. Как, впрочем, и за его сыном, пытавшимся создать (создавшим?) с эпатажной бабёнкой Ксенией Собчак очередную партию политическую "за всё хорошее, против всего плохого".

    Видать отец и сын со своей политической ориентацией ещё не определились. Бывает.

    ответить