Это не наша Россия

Молодежь живет в пузыре, покрытом броней. Но рано или поздно она построит новую страну — на нормах, которые сегодня кажутся нелепыми.

Молодое поколение борется за свою Россию, которой никогда не было. Никита Строгов Журналист
ИА Росбалт

Моя сознательная жизнь началась, когда Путин был уже у власти. До поры до времени я и мои сверстники не обращали внимания на госмашину. Но по мере того как бывший чекист постигал основы пропаганды и выстраивания авторитарной системы, мы постепенно учились замечать бреши в ее основе. Так и возник поколенческий разрыв, доведенный сегодня уже до крайности.

Нам по наивности казалось, что неустойчивая политическая конструкция долго не протянет, 2024 год завершит путинскую эпоху и страна наконец вздохнет — пусть поначалу с опаской и в полсилы. Теперь эти надежды как будто разбиты: обнулился не президент, а рядовой избиратель, окончательно утративший веру в значимость своего голоса. Многим теперь кажется, что крах режима станет возможен только после того, как его лидер уйдет на покой.

Значит ли это, что мое поколение смирится? Не думаю. Я восхищаюсь, как отчаянно мои сверстники продолжают верить в прекрасную Россию будущего. Причем метод борьбы неважен: кухонная дискуссия, фото в Instagram с отметкой против на бюллетене, одиночный пикет или полноценный активизм. Неравнодушие и сознательность — то, что отличает нынешнюю молодежь от более старших поколений.

Получается, что настоящее и грядущее — это не столько Путин, олигархия и репрессии, сколько жизнь вопреки им. Мое окружение не хочет бежать за границу, хотя трава у соседа зеленее. Не хочет оно и закрывать глаза на проблемы, сохраняя внутреннюю гармонию.

Оно борется — точечно и часто робко — за свою Россию, которой никогда не было.

Которая забудет об агрессии, имперских корнях и перестанет рычать на соседей. Которая начнет уважать своих граждан и воплотит в себе принципы социального государства. Которая примет каждого, кто живет, выглядит и думает не так : от косноязычного мигранта до слишком прогрессивного представителя ЛГБТ. Которая больше не будет искать врагов вовне, а особенно — внутри. В которой экстремистом больше не будут считать любого инакомыслящего. В которой не будет места силовикам, бесправию и номенклатурному мышлению. Которая будет свободной.

Примерно так молодежь, с которой я общаюсь, рассуждает о потерянном золотом веке Руссо и несуществующей родине — европейской, либеральной, антипутинской, просто другой. Утонув в грезах о прекрасном и окружив себя единомышленниками, условный миллениал или зумер пытается справиться с натиском Левиафана и несправедливости. Здесь, за редким исключением, нет стратегии и конкретики — лишь сплошная инфантильность. Но победить порой способна только слепая вера, без колебаний и сомнений.

И мы ждем своего часа. Каждый раз отчаянно верим, что очередной всплеск станет триггером к переменам: протесты против фальсификаций на выборах или возмущение делом Сети (организация признана террористической и запрещена в РФ — прим. ред.), или катастрофическое падение рейтингов президента и правящей партии на фоне жалких подачек Кремля в пандемию, или недовольство топорным переписыванием Конституции.

Мы часто ошибаемся, ругаем себя за наивность — и продолжаем смотреть горящими глазами в будущее.

Но варясь, по сути, в собственном соку, молодые люди еще больше дистанцируются от реальности. Мыльный пузырь в итоге обрастает броней. Если все твои друзья проголосовали против — значит сторонников за быть не могло. Если уточка Медведева превратилась в насмешку и мем — значит никто не поддерживает Белый дом. Если пропагандисты опять топорно подтасовали факты — значит прокремлевская пропаганда больше не действует. Мы, как выразился господин Соловьев, вечные два процента , которые не верят в ничтожность цифры и считают себя будущим России.

Не сказать, что это заблуждение. Падет ли режим из-за слабости президента, олигархической распри или социального бунта, все равно в конечном итоге страна обретет человеческое лицо именно благодаря молодежи. Эмигрируют немногие, а некоторые уехавшие обязательно вернутся. Патриотизм — анахронизм, но мы все же его впитали, причем не благодаря, а вопреки государственной риторике. И именно мы построим страну на тех нормах, которые сегодня кажутся нелепыми и преждевременными, но через десяток лет станут частью фундамента прекрасной России настоящего.

Никита Строгов

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Демокрит     #1     +3  

    Эмигрировать могут все лучшие , а вот вернуться обратно в сортир , в сообщество рождённых за деньги цыган , армян и таджиков , толпу похеристов , плюющих себе под ноги , сквернословящих , вечно под кайфом ... уж точно никому не захочется . Я бы не вернулся никогда ! Не верю я в свиное стадо быдломассы , в его "высокие идеалы". Я живу на первом этаже в центре города и уже много лет зае...ался слушать эту самую матерящуюся "молодёжь , в большинстве своём из отморозков .

    ответить  
  2. Игорь Семиреченский     #2     0  

    В публикации содержатся признаки преступлений, предусмотренных статьями 280, 282 и 354.1 УК РФ, ст. 43-46 Закона РФ «О средствах массовой информации», Указом президента РФ 09.05 2017 №203: "унижение человеческого достоинства", "разжигание национальной, социальной и религиозной вражды и ненависти", "распространение недостоверной информации", "анонимность, безответственность пользователей и безнаказанность правонарушителей в сети "Интернет": "Мы будем работать абсолютно со всеми, кто хочет блага народам России... И не будем работать с теми, кто спекулирует на проблемах ...и делает это своей профессией и способом зарабатывания денег, делает пиар на проблемах прошлого. Вот с этими людьми мы работать не будем" (В.В. Путин), чы зрозумило, ду ю андэстэнд, или Вам азохн вэй понятней будет?<img alt src='https://ic.pics.livejournal.com/igor_semirech/71204316/402349/402349_900.jpg' title /><img src="https://dl.dropboxusercontent.com/s/ghrnhywiy2hj3ar/%D0%9B%D0%B8%D0%B1%D0%90%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%9A%D1%83%D0%BA%D0%BB%D0%BE%D0%9F%D1%83%D1%82%D0%B8%D0%BD2%20%281%29.jpg?dl=0" alt title >

    ответить