Как в России судят за госизмену

Ирина Малкова

The Bell изучил, кого и как судят в России за госизмену

Завтра суд рассмотрит апелляцию защиты на решение об аресте бывшего корреспондента Коммерсанта и Ведомостей Ивана Сафронова. Он — всего второй журналист в истории России, обвиняемый в госизмене, но сроки за госизмену получают и ученые, и любители танчиков с военных интернет-форумов, и просто случайные люди. На силовиков приходится только половина осужденных, а кто из осужденных и в самом деле сознательно сотрудничал с зарубежными разведками, с уверенностью сказать невозможно почти никогда.

Изменников становится больше

Всего в российском УК — четыре статьи, в которых речь идет о выдаче гостайны: статья 275 Госизмена , 276 Шпионаж (то же, что госизмена, но для иностранных граждан), 283 Разглашение гостайны и 283.1 Получение незаконного доступа к гостайне . Число дел по этим статьям за 10 лет с 2009 по 2019 год выросло в пять раз, подсчитала Медиазона .

Почти весь этот рост обеспечила самая массовая статья 283. Но по статье 275 Госизмена сажать тоже стали чаще: за пять лет с 2009 по 2013-й по ней осудили 25 человек, с 2014 по 2018-й — 43 человека. На графике Медиазоны четко виден пик — он приходится на 2014-2016 годы, период конфликта с Украиной.

Росту числа дел о госизмене и гостайне способствовало и изменение формулировок этих статей, произошедшее в 2012 году. Так, в статье 275 в предыдущей редакции говорилось об оказании помощи иностранному государству во враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ . Из новой редакции слова враждебной и внешней исчезли. Это сделало статью более туманной и позволило расширить ее применение.

Кого судят

  • Военные и силовики. По подсчетам правозащитной Команды 29 , из сотни осужденных за 20 лет военнослужащими или спецслужбистами были меньше половины. Дела таких обвиняемых чаще всего остаются максимально непубличными. Самый известный за последние годы случай — дело бывших сотрудников Центра информационной безопасности (ЦИБ) ФСБ Сергея Михайлова и Дмитрия Докучаева, бывшего сотрудника Лаборатории Касперского Руслана Стоянова и бизнесмена Георгия Фомченкова. В 2019 году они были приговорены к срокам от 6 до 22 лет в колонии. Докучаев и Фомченков при этом частично признали вину. По данным Коммерсанта , следствие считало, что чекисты передали ФБР данные по делу основателя компании Chronopay Павла Врублевского, которого власти США считают причастным к кибератакам, раскрыв методы работы российских спецслужб. Источники The Bell утверждали, что бывшие сотрудники ФСБ могли помочь американским спецслужбам получить доказательства причастности русских хакеров к атакам в США перед президентскими выборами 2016 года .
  • Журналисты. Журналист, которого судили по статье 275 ( Госизмена ) до Сафронова был только один — корреспондент газеты Тихоокеанского флота Боевая вахта Григорий Пасько, его в начале 2000-х годов обвиняли в госизмене за якобы передачу секретов японцам. Пасько задержали после командировки в Японию, при этом еще при вылете из России у него изъяли несколько документов без грифа секретности. ФСБ сочла, что документы содержали государственную тайну — а защита Пасько настаивала на том, что все найденные документы (вплоть до газетных вырезок) были открытыми и не секретными. В 2001 году Пасько со второй попытки получил четыре года, а в 2003 году он освободился по УДО.
  • Ученые. На ученых приходится пятая часть дел о госизмене — 17 из 89 за последние 20 лет. Чаще всего причина — в неудачной попытке международной коллаборации. Типичный пример — дело сотрудника головного института Роскосмоса ЦНИИмаш Виктора Кудрявцева, который курировал со стороны своего института совместный проект с бельгийским Фон-Кармановским институтом гидродинамики в рамках партнерской исследовательской программы России и Евросоюза. Результаты проекта были опубликованы в открытой печати в России и за рубежом, но через пять лет в ФСБ посчитали, что они содержали секретные данные о гиперзвуковых комплексах систем Кинжал и Авангард . Летом 2018 года Кудрявцев был задержан, но в сентябре 2019-го — отпущен под подписку о невыезде в связи с плохим состоянием здоровья (у Кудрявцева диагностировали рак).
  • Любители техники и военной истории. В последние годы рискованной стала жизнь любителей танчиков — пользователей многочисленных форумов, посвященных военной истории и технике. В 2017 году в Хабаровске за комментарии на таком форуме приговорили технолога Комсомольского-на-Амуре авиазавода (КнААЗ) Романа Дмитриева, который активно общался на форумах авиалюбителей. На одном из них пользователи собирали информацию о судьбе каждого российского самолета, в том числе и выпущенных на КнААЗе. Там Дмитриев оставил более 230 комментариев — три из них (о поставках самолетов Су-35 в КНР) суд расценил как государственную тайну, но они в итоге даже не были удалены с форума.
  • Обыватели. Даже чаще, чем на ученых (почти четверть от общего числа), ФСБ заводит дела на случайных людей, у которых никогда не было допуска к гостайне. В их числе — все абсурдные дела о гостайне последних лет: Оксаны Севастиди (в 2008 году отправила другу в Грузию фотографии поездов с военной техникой, в 2016-м задержана и осуждена на 7 лет, в 2017-м — помилована) и Светланы Давыдовой (в 2014 году позвонила в украинское посольство и сообщила о якобы услышанных в соседней воинской части разговорах об отправке в Донецк; в 2015 году дело закрыто).

Сколько среди осужденных настоящих шпионов

Безусловно, они есть. Но случаев, где есть непоколебимые доказательства того, что осужденный осознанно работал на иностранную разведку, не так много — хотя бы потому, что вторая сторона никогда официально не признает такие факты. Одним из таких редких случаев была история полковника ГРУ Сергея Скрипаля, которого в 2018 году пытались отравить в Солсбери.

Дела о государственной измене, шпионаже, разглашении или получении незаконного доступа к гостайне засекречены — это означает, что все судебные заседания проходят в закрытом режиме, а адвокаты сталкиваются с дополнительными сложностями.

Какие сроки дают

Статья о госизмене предполагает наказание от 12 до 20 лет лишения свободы. Но суды в таких делах, как ни странно, часто дают максимально мягкие наказания: и ниже низшего предела по статье, и даже условные сроки. Нередки случаи помилования президентом — даже если фигуранта не меняют на осужденного за рубежом россиянина.

Что мне с этого?

Мы уже объясняли, чем опасна государственная шпиономания. Примеры вроде дела ученого Виктора Кудрявцева доказывают, что даже если сейчас что-то не кажется госизменой, это вполне может оказаться ею через несколько лет.

Интересна статья?

0 комментариев *