«Система превращается в зыбкий инструмент»

Система превращается в зыбкий инструмент : новосибирские эксперты о радикальных изменениях Градостроительного кодекса © Кирилл Канин

22 Июл 2020 Федеральные власти серьезно изменяют подходы к градостроительному планированию. Новосибирские эксперты сходятся во мнении, что поправки нужны, в основном, застройщикам. К чему они могут привести на деле, читайте в опросе Тайги.инфо.

Госдума РФ поддержала изменения в федеральные Градостроительный кодекс. В генеральных планах городов появятся территории без функционального зонирования. На этих землях может быть, как парк так и жилой дом или завод. Также не уточняется, кто именно будет утверждать такой Генплан: местные депутаты или только чиновники, пишет КоммерсантЪ .

Предполагается, что градостроительные документы будут приниматься до того, как утверждена карта предварительного размещения каких-либо объектов. Это приведет к ослаблению контроля над использованием земли, считают некоторые опрошенные Тайгой.инфо эксперты.

Координатор Городских проектов Ильи Варламоваи Максима Каца Вячеслав Удинцев:

[Власти] у нас любят застройщиков, поэтому хотят изменить Градостроительный кодекс. Как я понял, Генплан сможет менять сама администрация города, а не совет депутатов с предварительными публичными слушаниями. Это, конечно, плохо. Весь город должен управляться людьми, а не администрацией.

Публичные слушания, как раньше были, конечно, лучше. Сейчас получается какой-то авторитарный режим.

Изменения приведут к высшей коррупции, большему лоббированию интересов отдельных застройщиков и ухудшению положения небольших компаний, которые приходят на рынок и не смогут строить в хорошем месте.

Координатор движения Искалеченный Новосибирск Михаил Рязанцев:

Самое радикальное предложение — это отсутствие функционального зонирования в Генплане. Есть два пункта в одной статье. Первый пункт: В генеральных планах поселения может предусматриваться территория, функциональная зона которых не предустанавливается . Эти функциональные зоны не могут не устанавливаться на некоторых территориях. На реки, на озера этот регламент не распространяется. На них ничего строить нельзя. Они защищаются водоохранными органами. И так далее. Я так понимаю, что в Генплане есть зоны военных, зоны полигонов, зоны сельскохозяйственного значения и так далее — на них зон без функций не будет.

Для меня это не особо большая поправка, потому что есть территории, на которых городские регламенты не устанавливаются вообще. <…> Такая поправка техническая скорее.

Второй пункт: Генплан поселения может не содержать карту планирования размещения объектов местного значения . Например, пожарные депо, школы и так далее. В принципе, я считаю, что ничего такого [страшного] особенного не происходит.

Генеральный план, в общем, объясняет, где жилая зона, где — общественно-деловая. У нас в Новосибирске он с точностью до участков может не указываться, так точно Генплан не должен предполагаться. Все эти детали больше нужны людям, читающим документы планировки. Поэтому я, наверно, даже согласен, что в принципе ничего такого не происходит, потому что, например, школа, пожарное депо или другой какой-то объект, например социальный, местного значения можно точно не показывать на карте, чтобы потом решить, где его разместить. Не вижу в этом ничего такого странного. Если некую школу нужно будет перенести в другой квартал, в другое место, можно будет сменить лишь место в планировке, а не менять весь генплан. Получается, что это все переходит на более низкий уровень согласования.

Депутат горсовета Новосибирска Наталья Пинус:

Я думаю, что мне нужно будет все это еще прочитать, потому что я даже не могу поверить, что такие поправки могут быть, потому что они совершенно ужасные и безобразные. И, конечно, я буду выступать и делать все возможное, чтобы таких поправок не принималось.

Это просто совершенно развязывает руки власти в отношении решений, которые связаны с градостроительной политикой. Могут быть приняты решения самые неожиданные и неординарные, учитывая то, что на сегодня— это мое глубокое убеждение — наша власть чаще идет на поводу у застройщиков, принимая те или иные решения. Я не могу себе представить, что может появиться у нас в градостроительном плане в отношении каких-то территориальных решений, после того, как такие поправки станут законны.

Это ужасно. Я сожалею, что сейчас, находясь в эпицентре своей избирательной кампании, упустила этот момент.

<…>

[К чему такие поправки ведут?] К разбазариванию материальных ресурсов и тому, что решения будут приниматься в основном, исходя из интересов застройщиков. Во всяком случае то, что вы мне сказали, открывает для этого все двери.

Архитектор Игорь Поповский:

Я думаю, изменения принимаются для упрощения получения документов, но такие поправки могут привести к не совсем хорошим решениям. У нас в существующем градостроительном кодексе есть определенные проблемы. В этом плане предполагается, что люди будут действовать сознательно, по правовой системе, и каждый город будет принимать какие-то индивидуальные вещи.

Градостроительный кодекс принимался для того, чтобы действительно упростить форму разрешения такого-то строительства, упростить его начало. Предполагалось, что не будет в этой ситуации ручного управления. Грубо говоря, приходит застройщик и говорит, что я хочу здесь построить, вот я прошел экспертизу: есть разрешение, что тут строить, и всё-всё-всё , — и он это строит. Но у нас не нормативный подход, а именно ручной, когда застройщик говорит: давайте сократим парковки, давайте приблизим здания . И в этом плане получается, что одному застройщику это позволяют делать, другому не позволяют.

Система вместо строгого управленческого механизма превращается в очень гибкий, зыбкий инструмент. Какого-то застройщика можно не пустить, а какого-то очень даже пустить, объяснив это какими-то моментами.

В принципе корректирование градкодекса возможно. Но важно, с какой целью. Если сегодня сказал [президент РФ Владимир] Путин, что давайте мы решим жилищный вопрос , — прекрасно. Как он будет решен, никто до сих не принимает. Что у каждого комната будет одна? По 30 метров жилья? Как он будет решен — это непонятно. У нас будут у всех квартиры до Чукотки? Знать не знаю.

Сегодня я понимаю, что строительство является экономическим локомотивом, оно сильно лоббируется и сильно поддерживается. Вопрос заключается в том, будут ли продолжать создавать пространство, которое, я бы сказал, не совсем удовлетворительное. Например, ситуация в Новосибирске, когда в аренду давалась земля под спортивные объекты, а потом эти спортивные объекты строили как попало. Вводился в эксплуатацию объект, а потом построили жилье. Всякое послабление у нас рождает такие повороты.

Подготовила Вероника Болонева

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Виктор Шмакин     #1     +1  

    Ельцинский Градостроительный кодекс был практически идеалом не только в своей области, но и среди других стран, но и для всех крупных нормативных актов. Чёткий, краткий и ясный, для всех случаев жизни.

    Его начали насиловать с 2002 г. в угоду гораздо более противоречивому Земельному кодексу, и некоторым другим законам. В итоге имеем уже фактически третий кодекс: яркое зеркало путинизма - противоречивый и необязательный бред. Закон что дышло. И на практике - так и есть: И Генпланы, и ПЗЗ (правила землепользования и застройки), и вытекающее из них правовое зонирование - стали совсем необязательными, любое сельпо, не имея даже ни одного профессионального землемера, не говоря об архитекторе их меняет или "по звонку" сверху, или как левая пятка зачешется, неограниченное число раз. В угоду "ручному управлению", "вертикали власти", жизни "по понятиям" и прочим символам путинского болота, в которое ОНИ завели Россию.

    Сволочи.

    ответить