Как казачки-молодцы японцам служили

В конце 1920 г. с территории Забайкалья в Китай в эмиграцию были вынуждены уйти подразделения белой армии. Часть забайкальских казаков поселилась в Барге на правом китайском берегу Аргуни в районе Трехречья - бассейне среднего и нижнего течения притоков Аргуни Ган, Дербул и Хаул, которые перед впадением в Аргунь образуют дельту. Там единовременно возникло более 30 русских или смешанных русско-китайских сел.

Японские войска к концу 1931 г. оккупировали Маньчжурию, где в начале марта 1932 г. было провозглашено марионеточное государство Маньчжоу-Го, в состав которого вошла и сопредельная с Восточным Забайкальем Барга. После оккупации Маньчжурии японцы в целях военной колонизации края белогвардейским казачеством выделили в Западной Маньчжурии ряд мест для поселения. До этого времени заселение казаками Трехречья не носило планомерного характера, этот ближайший к территории СССР район был местом стихийного сосредоточения бежавших с родины казаков, но после организации 28 декабря 1934 г. Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурии (БРЭМ) дело с переселением было налажено в порядке постоянной плановой работы.


Банкет в Харбине по случаю учреждения БРЭМ. Декабрь 1934 г.

Все функции руководства белоэмиграцией были возложены на японскую военную разведку в лице начальника Харбинской японской военной миссии. По указанию последней при Бюро по делам эмигрантов в Харбине был создан Первый отдел, в обязанности которого входили дела по сельскохозяйственному устроению эмигрантов и расселению их на участках, предоставляемых правительством . Все руководители Переселенческого отдела были лицами командного состава казачьих воинских частей.

При колонизации края казаками японские власти старались сосредоточить поселения в непосредственной близости от границы, имея в виду использовать антисоветские настроения казачества в своих интересах, отводили бесплатно земельные участки, выдавали ссуды на обзаведение хозяйством, предоставляли оружие и различные льготы.

В целях возможного использования в войне против СССР военному сословию казаков японскими оккупационными властями в надежде использовать их в войне с Советским Союзом были созданы благоприятные условия для колонизации пограничных территорий.

Семенов японский прихвостень


Японцы активно приступили к сколачиванию разрозненных поселений в поселки, а несколько поселков объединяли в станицы. Барга, где возникла Северо-Хинганская провинция Маньчжоу-Го, в результате оказалась главным районом концентрации казачьих поселений, в особенности в Трехречье. Реорганизация разрозненных казачьих групп было начато японцами раньше, чем организация всей русской эмиграции в целом.

В ноябре 1933 г. сразу после японской оккупации Западной Маньчжурии японцы восстановили сословное казачье объединение под названием Союз казаков Восточной Азии (прежде назывался Союз казаков на Дальнем Востоке) с целью организации русских казаков на оккупированной территории Китая. Союз объединил около 20 тыс. членов. При Союзе казаков была создана казачья смена , в которую входили дети от 8 до 14 лет. До этого времени эмигрантское казачество не имело своего руководящего центра.

Руководство казачеством осуществлялось японской военной миссией через Г.М.Семенова, а на местах через станичных атаманов и станичные правления. К декабрю 1938 г. союз объединял 27 казачьих станиц. Казаки станиц западной линии КВЖД (Маньчжурской, Хайларской, Цицикарской и др.) несли охрану железнодорожной линии, а казачьи поселки являлись как бы цепью пограничных застав.

До декабря 1940 г. Союз казаков находился в Харбине, но когда в Западной Маньчжурии работа Переселенческого отдела Бюро была в основном закончена и казачье население сосредоточено в станицах, поселках, выселках и хуторах, штаб Союза казаков был перенесен в г. Хайлар как центр наибольшего их сосредоточения (в административном отношении Трехречье и примыкающие к нему районы Найджинбулакской и Хунхульдинской станиц, не говоря уже о станицах и поселков вдоль железной дороги, тяготели к краевому центру городу Хайлару). Во главе Союза был поставлен сподвижник Г.М.Семёнова А.П.Бакшеев, получивший одновременно назначение на пост главы Бюро по делам русских эмигрантов в г. Хайларе, преобразованного в конце 1941 г. в Захинганское районное бюро.


Бакшеев Алексей Проклович (1873-1946) генерал-лейтенант Забайкальского казачьего войска, уроженец Читинской области. В 1918 г. примкнул к отряду атамана Семенова, где был назначен на пост заместителя атамана и главы Забайкальского войскового правительства. В 1940 г. Бакшеев до назначения в Хайлар работал в переселенческом отделе японской военной миссии в Харбине. (В августе 1945 г. был арестован органами советской военной контрразведки. 26-30 августа 1946 г. Военной коллегией Верховного суда СССР приговорен к высшей мере наказания.)

Захинганский корпус орудие японской агрессии

Захинганское бюро распространяло свою компетенцию на район железной дороги от г. Маньчжурия до ст. Чжаланьтунь включительно и в сторону от железной дороги до Трехречья с одной стороны и Хунхульди с другой. Организационно бюро состояло из секретариата или общего отдела, сельскохозяйственного, регистрационного, военного и благотворительного отделов.

Регистрационный отдел считался самым важным и был подчинен непосредственно Третьему контрразведывательному отделу японской военной миссии. Все казачьи станицы в Западной Маньчжурии были подчинены начальнику Союза казаков, а казачьи поселения сведены в две большие станицы: Трехреченскую, Сводно-Маньчжурскую в г. Маньчжурии и Хайларский казачий отдел. Последний охватил станицы и поселки по линии железной дороги.

По мысли японцев, казачьи станицы должны были представлять собой спаянные между собой войсковые подразделения и части по типу прежних казачьих станиц, готовые в военной обстановке развернуться поселки в сотни, станицы в полки, казачьи отделы в дивизию, а Союз казаков в штаб корпуса. Благодаря этому японская военная миссия в Хайларе получила возможность с конца 1941 г. приступить к организации сначала волонтерского полка, а затем и Захинганского отдельного корпуса, с развитой сетью полков и отрядов. Корпус подчинялся местному начальнику японской военной миссии подполковнику Таки.

В июле 1941 г. советская разведка получила информацию, что штаб Квантунской армии в Маньчжурии разработал план создания буферного государства в рамках территории бывшей Дальневосточной республики с центром в Чите. По данному плану с занятием немцами Москвы воинские части русских эмигрантов под командованием генерал-майора А.П. Бакшеева войдут на территорию Забайкалья и провозгласят антисоветскую власть и обратятся за помощью к Японии. Квантунский штаб введет свои войска и начнет вместе с Бакшеевым действия против Красной Армии. Данный план не был выполнен по вине Красной армии, ценой неимоверных усилий и жертв отстоявшей в 41-м Москву.

К 1943 г. сосредоточения казаков представляли собой типичные военные поселения, готовые развернуться в регулярную воинскую часть. В станицах было широко поставлено обучение военному делу, преимущественно в конном строю, часто устраивались состязания по джигитовке, которая всячески поощрялась японским командованием.


Сохранялись и культивировались старые казачьи традиции. Перед войной на Дальнем Востоке казачество вело сторожевую охрану населенных пунктов, мостов, бродов и т.п. в ночное время. Полицейские отряды на пограничных кордонах состояли из русских и японцев, причем последние занимали в основном командные должности. Мобилизовавшаяся с 1943 г. русская молодежь также частично направлялась для отбывания воинской повинности в пограничную полицию.

Трехречье несостоявшийся плацдарм японского наступления

Район Трехречья входил в Южно-Аргуньский хошун Северо-Хинганской губернии. Население всего хошуна составляло 14-15 тыс. человек, из них русских эмигрантов свыше 10 тыс. Доля казачьего населения в некоторых поселках Южно-Аргуньского хошуна Барги доходила до 98 %, а для всего Трехречья составляла до 80 %.

Район Трехречья занимал особое место в организации японской деятельности в отношении СССР и был выделен в отдельный район, подчиненный японской военной миссии и основному погранполицейскому отряду, дислоцированному в пос. Драгоценка.

Главный поселок Трехречья Драгоценка являлся административным центром Южно-Аргуньского хошуна, который в русской эмигрантской прессе именовался Южно-Аргуньской губернией. В поселке были сосредоточены административные и общественные учреждения, в том числе отделение японской военной миссии, Бюро по делам эмигрантов в Трехречье, станичное правление Трехреченской станицы, Казачий Дом, казачий Сретенско-Петропавловский собор.

Основная цель японских оккупационных властей использование казаков в войне с СССР не была достигнута, после перелома в Великой Отечественной войне в 1943 году квантунцы отказались от идеи использования забайкальского казачества в наступлении против СССР. В августе 1945 г. казачьи части не участвовали в боях с Красной армией из-за массового дезертирства казаков из армии Маньчжоу-Го.

В то же время, преследуя собственные политические планы, японские власти поощряли работу БРЭМ и Союза казаков. По существу Япония не понесла должной ответственности за то, что наш регион Азии в течение долгих лет был театром военных действий.

P.S Фильм по данной тематике - 1941 год, батальон советских солдат занимает позицию на одном из участков восточной границы. Четвертый год солдаты несут службу на этих рубежах, где нет состояния войны, но каждую минуту грозит опасность...

Интересна статья?

0 комментариев *