Сделаем антисемитом, тариф - 10 тысяч

Елена Сидоренкова

6 августа 2020 года Дмитрия Богдановича Олейника вызвали в Прокуратуру. Предварительно, 3 августа, его уведомили, что ему вменяется некое административное правонарушение по ст. 20.3.1. по вопросу межнациональной розни.

Сказать, что интернационалист Олейник был крайне удивлён таким обвинением, этого мало. Были крайне удивлены все его многочисленные товарищи - люди разных национальностей и религий, все те, которых ему неоднократно приходилось защищать от произвола новоуренгойской администрации, все те, с кем приходилось вместе выходить на митинги, на защиту своих жилищных прав. Новый Уренгой ≈ город интернациональный, и почти все соседи, знакомые и друзья ≈ это люди всех широт нашей некогда единой страны, страны нашего прошлого. Но для правозащитника Олейника, который с камерой в руках защищает всех обездоленных жителей Нового Уренгоя, это не прошлое, это самое что ни на есть ≈ интернациональное настоящее.

Но в новоуренгойской прокуратуре абсурдность обвинений - дела привычные. Олейник не первый жилищный активист, которого преследуют власти, для них это, скорее, процесс поточный. Все, кто недоволен выселением на улицу, кто активно продолжает защищать свои жилищные права, уже проходили через административные и даже уголовные преследования, как например, Муса Мамедов (выселен с семьёй на улицу из ордерного жилья в феврале 2017-го), или Юрий Буларга (который оказался на улице из ордерного жилья ещё раньше ≈ в 2009-м году), или Жанна Белик (когда в 2015-м снимала видео для интернет-публикаций с ветхими домами и аварийными новостройками, которые уже тогда сдавались с плесенью, трещинами в несущих стенах, с незакреплёнными кровлями.

Прокуратура предоставила Олейнику кипу скриншотов за 2019-й год, в которых он якобы, не жалея времени и сил, размещал материалы, содержащие признаки возбуждения ненависти и вражды по признаку национальности и отношения к религии (к евреям и лицам, исповедующим иудаизм) .

Впрочем, сейчас этих материалов, как объяснили в Прокуратуре, на странице Олейника больше нет, они все удалены. То ли самим Олейником два года назад, то ли Прокуратурой перед судебным заседанием, так и осталось неясным ≈ Прокуратура путалась и не знала, что отвечать. Что это за картинки, распечатанные на принтере, и кто их автор-изготовитель, также осталось неизвестным.

В 16 часов начался суд. Свидетелем, который выступил, утверждая, что интернационалист Олейник не любит евреев, оказался уникальный сотрудник правоохранительных органов ≈ Соколов В.Н. Как оказалось, это он допрашивал 22 июня 2020 года Олейника в центре Э (якобы по вопросу организации им народного бунта на 1 июля), это он приезжал к Олейнику на дом 3 августа с обвинением, это он же оказался многолетним читателем страницы Олейника или, вернее, многолетним затейником, раз смог отыскать на его страницах материалы, которых не существовало в природе.

Судья Долматова (которая ранее принимала решение о выселении семьи Мамедовых на улицу) 6 августа 2020 года постановила так:

...признать Олейника Дмитрия Богдановича виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.3.1 КоАП РФ и назначить ему наказание в виде административного штрафа в размере 10 тысяч рублей .

Неплохо получилось. Сначала Олейника лишили жилищной очереди (причём, лишали дважды), за стойкий характер в жилищном конфликте с Администрацией долго держали на юридическом и полицейском прицеле, потом попытались обвинить в экстремизме, а теперь и вовсе сделали антисемитом (обязав оплатить всю эту постановку ≈ 10 тысяч рублей). 10 тысяч из кармана инвалида 1-й степени, отца двоих несовершеннолетних детей. Хотя что удивляться, своё выселение на улицу Мамедовы также оплачивали штрафами.

В вечернем интервью Дмитрий Олейник обратился к жителям страны:

Уважаемые жители России, если вы попадёте в полицию (не в милицию, а в полицию), и если ваш телефон берут сотрудники полиции, и берут ваши данные, то, ребята, сразу удаляйте эти страницы, чтобы не получилось, как сейчас со мной.

Мне дали 10 тысяч штрафа за то, чего я не делал, и я теперь уверен, что это всё из-за того, что я снимал Крайнюю 5, Тундровую 14, эти дома-призраки, фонтан, который не работает.

...Это был заказной суд, а не объективный, который разобрался бы во всём, решение сразу вынесли подготовленное. Теперь мы ещё больше стали злыми на них, и ещё больше будем снимать .

Группа жилищных активистов далеко не в первый раз выкладывает на площадке Одноклассников репортажи об аварийных новостройках города, акциях протеста, освещает митинги, голодовки, обращения к губернатору ЯНАО ≈ всю свою борьбу в защиту жилищных прав. В этом они и видят месть со стороны городских властей, желающих заставить их замолчать. Но молчать активисты не собираются ≈ в их планах съёмка целого документального фильма о жилищных преступлениях в Новом Уренгое, о которых они хотели бы всем рассказать.

Интересна статья?

0 комментариев *