Казачество в 1905 г. Каратели с нагайками или защитники российской ...

Из советской историографии, литературы и кинематографа нам всем хорошо известно, что казачество были опорой царизма, таким своеобразным ОМОНом тех времен, военно-полицейской силой, которую царская власть использовала для разгона антиправительственных демонстраций и подавления вооруженных выступлений почти на всей территории РИ, так ли это было на самом деле?
Многочисленные исторические источники подтверждают, что в годы первой русской революции 1905-1907г.г. царское правительство довольно часто привлекало для поддержания правопорядка на улицах городов не только полицию, но и казачьи части, которые добросовестно несли круглосуточную службу по охране важных государственных и промышленных объектов, а также по просьбам владельцев, для поддержания порядка направлялись на заводы, шахты, фабрики, и даже для охраны помещичьих усадьб.
В дальнейшем казаков стали привлекать и для активной борьбы непосредственно с демонстрантами, забастовщиками, участниками вооруженных выступлений.
Вместе с тем отношение основной массы казачества к развернувшимся событиям было сложным, неоднозначным. С одной стороны, казаки тоже хотели улучшения своего положения, смягчения тягот военной службы, на которую они продолжали собираться за свой счет. Некоторые казачьи станицы тоже испытывали экономические трудности из-за сокращения земельного надела.
В этом отношении казаки были не прочь разделить землю помещиков. С другой стороны, подавляющая часть казаков имела свои земли в несколько раз больше, чем крестьяне, и поэтому требования крестьян о передели земли их настораживали, так как они боялись, что крестьяне не ограничатся разделом одной лишь помещичьей земли, а позарятся и на их казачьи, войсковые наделы.
В итоге, царские льготы и послабления сыграли свою роль и казачество в годы революции 1905 года, в своем подавляющем большинстве оказалось на стороне царской власти.
По мере нарастания революционного движения, правительство привлекло к службе внутри империи и так называемые льготные казачьи полки 2-й и 3-й очереди (их составляли казаки старших возрастов свыше 25 лет). В феврале 1905 г. и в сентябре-октябре 1905г. были проведены соответствующие мобилизации.

Всего в строй было поставлено 110 тыс.казаков всех казачьих войск. Но масштабы выступлений были таковы, что правительству пришлось бросать на подавление в 5 раз больше войск, чем выставили казаки. Все же кавалерия и казаки, как наиболее мобильные (подвижные) части, использовались в 1,5-2 раз чаще, чем пехота. Кроме того, правительство стремилось к меньшим жертвам при разгоне демонстраций и предпочитало использовать конницу с ее нагайками, чем пехоту с ее штыками.
На разгон демонстраций казаков направляли, как правило, без огнестрельного оружия. Против демонстрантов и участников митингов они могли использовать только ставшие притчей во языцех нагайки, которые полагались каждому казаку как обязательный компонент его экипировки.
Они предназначались для подстегивания коня, поскольку, в силу сложившихся традиций, казаки, в отличие от всех других кавалеристов, не имели шпор. В экипировке казаков имелись нагайки двух видов.
Одни представляли собой обыкновенную плеть на обтянутой кожей деревянной или костяной рукоятке с расширением на конце. Покалечить такой нагайкой было невозможно, максимум — нанести оглушающий удар.

Нагайки второго вида представляли собой гораздо более серьезное оружие — оплетенный кожей стальной трос или тонкую цепочку со специальным мешочком на конце, в котором лежали пули или кусочки свинца. Такая нагайка весила до двух килограммов и действительно могла причинить тяжелые увечья.
Но во взводе их имели при себе только 2 3 вахмистра из числа опытных старослужащих. Да и они имели право применять их только в крайних случаях, главным образом против находившихся среди демонстрантов вооруженных экстремистов, боевиков и хулиганов.
К тому же и простые нагайки казаки использовали при разгонах митингов и демонстраций далеко не всегда. В большинстве случаев толпа обращалась в бегство от одного вида выносившейся им навстречу со свистом и гиканьем казачьей конницы. Известный историк Г.Е. Миронов подчеркивал, что всадник, сидевший на высоте двойного человеческого роста, сам по себе уже выглядел весьма внушительно. Эффективность действий кавалеристов, по его мнению, была такой, что иногда даже толпу в 5 тыс. человек рассеивали взвод полицейских, полувзвод конных жандармов и взвод казаков, то есть всего 70 100 человек.
Немало споров возникало среди исследователей и по вопросу о масштабах использования казачьих частей при подавлении различных выступлений в период первой русской революции. Большинство авторов утверждали (хотя и не подкрепляя свою точку зрения конкретными данными), что масштабы эти были очень и очень значительными.
И только в работах отдельных историков содержались точные цифры, которые свидетельствовали, что доля привлеченных для борьбы с внутренними беспорядками казачьих частей и подразделений в общей численности, использовавшихся для этого войск русской армии в 1906 году составляла 16,7%, а в следующем — 12,6%.
Эти данные можно оценивать по-разному: и как довольно значительные, и как не слишком большие. Однако если говорить объективно, учитывая при этом долю казачьих частей в общем составе русской армии того времени, то можно, на наш взгляд, сделать вывод, что, несмотря на относительную скромность , они свидетельствуют о солидном участии казачьих формирований в борьбе с революционными выступлениями. http://www.moskvam.ru/publications/publication_215.html

По мере роста революционного движения от Польши до Дальнего Востока возрастало и привлечение для борьбы с ним армейских, в том числе и казачьих подразделений. Весной-летом 1905 года они очень часто направлялись на борьбу с набирающим силу движением крестьян против помещиков.
Даже фронтовые казачьи части сразу же после окончания военных действий в Маньчжурии направлялись для наведения порядка внутри страны.
В сентябре 1905 года именно казачьи сотни бросили против бесчинствовавших в городах и на станциях Маньчжурии солдат различных запасных формирований, которые громили продовольственные склады, магазины, питейные заведения и силой захватывали поезда для отъезда вне очереди в Россию.
В этом же месяце казаков неоднократно бросали против бастовавших железнодорожных рабочих на Дальнем Востоке.
Они также несли службу по охране промышленных предприятий, шахт, рудников и других важных объектов с целью предупреждения возможных выступлений забастовщиков.
В октябре 1905 года для подавления стихийного бунта солдат и матросов Владивостокского гарнизона, требовавших немедленной отправки домой, в город спешно были направлены 1-й Верхнеудинский казачий полк и 1-я Забайкальская казачья батарея под общим командованием генерала П.И. Мищенко.
Казаки выполнили приказ. При этом, как отмечалось в официальной реляции, усмирение было осуществлено бескровно. 7 ноября казачьи разъезды вызывались на усиление полиции, разгонявшей митинговавших рабочих и работниц ростовских табачных фабрик.
В декабре казачьи сотни совместно с другими частями армии участвовали в вооруженных столкновениях с рабочими Владикавказских железнодорожных мастерских, на баррикадах в районе рабочих кварталов на Темернике и на железнодорожном вокзале в городе Ростов-на-Дону.
7 декабря солдаты и взвод казаков выполнили приказ по разгону митинга рабочих депо и мастерских станции Уфа.
Казаки направлялись против бастовавших железнодорожников Челябинска, заняли депо и станцию .
В декабре сотня казаков совместно с батальоном солдат участвовала в вооруженных столкновениях с рабочими станции Мотовилиха. Причем эти столкновения, как известно, вскоре переросли в настоящий бой, было убито 10 рабочих, отмечены жертвы среди солдат и казаков.

Трагическая хроника революции продолжалась день за днем, месяц за месяцем. Свое место в ней поневоле сыграли и казаки, в 1906—1907 годах казачьи части использовались против различных народных выступлений. Особенно активно в это время они привлекались для борьбы с так называемыми аграрными беспорядками. Причем география их использования для этих целей более чем обширна от Кавказа и западных губерний страны до Алтая и Забайкалья.
В Забайкалье, например, по приказам губернатора Забайкальской области и наказного атамана Забайкальского казачьего войска генерал-лейтенанта Холщевникова забайкальские казаки многократно привлекались для выполнения жандармско-полицейских заданий.
Небольшие казачьи подразделения часто направлялись местными властями на борьбу с самовольными порубками лесов на Алтае. Так, в марте 1906 года исполняющий обязанности начальника Алтайского округа получил в свое распоряжение команду из 50 казаков для секвестра на самовольно вырубленный местными крестьянами лес в ряде частных имений.
Казачьи сотни неоднократно бросались против крестьян, выступавших летом 1906 года в Донецком округе Донской области. Аналогичных примеров можно привести довольно много.
Казачьи части, как правило, исправно справлялись с возлагаемыми на них обязанностями. Со своей стороны, правительство, заинтересованное в дальнейшем привлечении казачьих подразделений для выполнения полицейских функций, предпринимало вполне конкретные действия, направленные на предоставление различных, в частности финансовых компенсаций.
Так 6 февраля 1907 г. Главное Управление казачьих войск направило ходатайство в Совет Министров об отпуске 7,5 млн руб. на экономическое поддержание хозяйств мобилизованных казаков. И уже 17 февраля того же года по указанию Николая II Государственный Совет принял постановление о выделении на эти цели 5,2 млн руб.
Из этих средств каждый мобилизованный на внутреннюю службу казак получал специальное пособие в размере 207 рублей. Немалая сумма для рядовых казаков.
Однако не стоит на основании данного факта впадать в какую-либо крайность или упрощать вопрос выдачи казакам денежных пособий и говорить об их якобы прямом подкупе.
Тогдашняя действительность была намного сложнее, и все ее проблемы и противоречия, в том числе и отношение казачества к привлечению к полицейской службе, нельзя примитивизировать и сводить к сугубо материальным аспектам.
Как справедливо отмечал М.П. Богаевский, на эту службу казачество шло не потому, что раздавались пособия и обещания ублаготворить различными милостями, но потому, что в душе казачества жило сознание государственной необходимости и мысль о незыблемости . http://www.e-reading.by/chapter.php/92125/6/Trut_-_Dorogoii_slavy_i_utrat._Kazach%27i_voiiska_v_​​​​period_voiin_i_revolyuciii.html
Таким образом, события революции 1905—1907 годов показали что основная масса армейского и станичного казачества оставались по-прежнему преданными царской власти, являлись ее главной опорой. До сих про отношение к казачеству у нас не однозначно, у одних образ казака с нагайкой в руке ассоциируется с царским карателем и недругом

Интересна статья?

0 комментариев *