Белорусский излом

Игорь Герасимов

Обостряющийся с каждым днем белорусский, как это сейчас модно говорить, кейс высветил не только очевидные всем противоречия хищников капитала. Но и вновь поставил вопросы, которые были актуальными еще как минимум столетие назад. Например, о том, все ли успехи и поражения своего государства следует принимать каждому его гражданину как свои собственные победы и поражения. И вообще — какое государство более свое ?

И даже можно особо не обсуждать, кто прав, а кто врет в деле задержанных под Минском российских наемников с двойным российско-украинским гражданством. Искажения истины и умолчания теоретически могут быть и с той, и с другой стороны. Конкретные посылаемые на убой пешки здесь — отнюдь не главное. Главное — высветить именно основополагающие — вошедшие в явный клинч — интересы, вытекающие из сущности, из миссии, если угодно, той или иной социальной системы. Именно интересы — в основе всего, а конкретные инциденты — видимое проявление столкновений этих интересов.

Владельцы России всегда, вне зависимости от высказываемых ими слов, очень рады были бы сделать все, чтобы нынешний белорусский строй, олицетворяемый Александром Лукашенко, ушел в историческое небытие. Более того — складывается ощущение, что для обитателей Кремля этот вопрос вышел даже в экзистенциальную, если можно так выразиться, плоскость, и что это стремление то обостряется, то притупляется, но в целом никуда не исчезает. Слишком сильно то, что построено в соседней республике, доморощенных российских господ тяготит, это очевидно.

Конечно, на якобы бесхозные богатства Белоруссии российский правящий класс облизывается, практически не стесняясь демонстрировать это публично. И вопрос, как представляется, даже не в имманентно присущем рейдерам стремлении присвоить народное достояние, накопленное трудом многих поколений белорусов. Это может получиться, а может и не получиться — ведь западные рейдеры, они же могильщики конкурентных мощностей, явно тоже не сидят сложа руки, они тоже предъявят свои права, и их аппаратный вес в глобальном масштабе будет на порядки больше, нежели у хозяев России.

На первом месте тут — именно голое, безусловное стремление просто устранить режим Лукашенко как таковой. А дальше — уж как повезет. Удастся государственному и квазичастному российскому олигархату присвоить белорусскую госсобственность — хорошо. Не удастся, придется уступить поляну более матерым хищникам с Запада — тоже, в общем, не беда.

Складывается такое впечатление, хоть это прямо и не провозглашается спикерами , но впечатление все более и более сильное и убедительное — что Лукашенко и его система очень мешает всем его соседям, всем без исключения, просто самим фактом своего существования. Каждому соседу мешает по-своему, но в целом мешает всем.

Основная причина этого заключается в том, что Белоруссия — единственная страна на постсоветском пространстве, не претерпевшая (если не считать первой половины девяностых, реалии которых быстро и без последствий были жестко и жестоко сведены на нет усилиями Лукашенко и его команды) рейдерского захвата общенародной собственности в пользу частных кругов различного рода. Будь то прямое присвоение (с уничтожением всего, что могло составить конкуренцию) западным капиталом (Прибалтика). Будь то гадюшник равновесовых частнособственнических олигархов, как на Украине, в Молдавии, Грузии, Армении, Киргизии. Будь то государственно консолидированный рейдерский класс бенефициаров ( нереестровых квазиакционеров , доля которых зависит от поста, от ранга в системе, — начальников-чиновников, госменеджеров и пр.), присваивающих в основном с формально державной собственности частные блага в свой карман, как в России и остальных постсоветских азиатских деспотиях. Независимо от формы присвоения, все эти модели объединяет одно — экспроприированный бывший общий владелец активов, созданных его трудом, то есть народ, от этих активов жестко, бескомпромиссно, демонстративно и унизительно отчужден, низы получают лишь скудную зарплату (хотя при СССР в качестве хозяйских благ получали и бесплатное жилье, и богатый социальный пакет). Упомянутые же хозяйские блага ныне получает лишь узкий круг допущенных к этой присвоенной собственности (даже формально под видом той же зарплаты, да-да, зарплаты... в размере от полумиллиона рублей и до бесконечности) — и никто больше.

Так обстоит дело во всех странах, кроме Белоруссии. Да, там есть частный бизнес — но он не построен на рейдерском присвоении общенародной собственности, и этот уклад является дополнительным, подчиненным по отношению к основному, государственному, общенародному. Да, социальный пакет там сейчас немного ниже, чем в БССР (увы, пришлось даже повысить пенсионный возраст), но это обусловлено не политически установленными принципами, а количественными соотношениями экономических параметров, тем более если исходить из того, что белорусская экономика давно уже не часть мощнейшего советского народнохозяйственного комплекса, а практически лишенный собственных полезных ископаемых островок , на межнациональном уровне вынужденный жить по принципам рынка, к тому же испытывающий на себе братскую энергетическую и сбытовую удавку восточного соседа, а также санкционную угрозу со стороны Запада. При всем этом главное то, что в Белоруссии по сей день нет разделения на небожителей , в частном распоряжении которых находится все материальное благосостояние, жизни и судьбы людей, и быдло , обязанное лишь трудиться на господ и, выказывая всякое уважение власть имущим, с радостью отдавать им накопленные тяжким трудом излишки .

И хоть Лукашенко и его команда прямо и не называют себя коммунистами, хоть белорусский строй прямо и не называется социализмом, но все хозяева жизни — как молодые волки , рейдеры постсоветского пространства, так и обогащенные вековыми традициями господства акторы мирового империализма не дураки. Они все явно исходят из принципа если нечто выглядит, как утка, плавает, как утка, и крякает, как утка, то это утка и есть .

И именно тот факт, что белорусский народ по-прежнему на равных владеет народнохозяйственным достоянием, то, что он не разделен на высших и низших — не дает покоя сильным мира сего со всех сторон.

К счастью, просто так Лукашенко все эти десятилетия сковырнуть не удается — как это ни банально, потому, что он жив и в полном здравии, крепко держит в руках бразды правления, о дрейфе в сторону быдло-элитарного построения общества у него даже и мысли нет, а силовые структуры Белоруссии достаточно мощны и верны своему Верховному. Без лишнего пафоса можно утверждать, что Лукашенко с полной отдачей служит народу, и народ это пока ценит. По крайней мере, большинство. Пусть и пассивное. Возможными слабыми местами здесь могут быть здоровье лидера, проблемы с преемственностью, а также кроты в аппарате и силовых структурах. Очевидно, что эти факторы риска с каждым годом набирают все больший вес, а в ходе обострений, подобных нынешнему, их вес может увеличиться лавинообразно и даже фатально.

И рано или поздно должно было произойти обострение. Белорусский излом — текущее проявление столкновения интересов, о которых я писал полтора года назад в статье Железная пята 2.0 . Вкратце напомню. Западная глобальная олигархия с каждым годом входит во все более острое столкновение с Китаем, который количественно (размер ВВП) и качественно (наличие ключевых технологий во всех отраслях) набирает вес, способный послужить инструментом обретения статуса альтернативного ядра мировой системы. И даже если оставить за скобками вопрос, хочет ли субъективно сама китайская элита такой перспективы, объективно движение сейчас именно таково.

Запад, разумеется, готов сделать все, чтобы Китай по-прежнему оставался лишь подчиненным придатком единой глобальной империалистической системы, и он изыскивает инструменты, призванные Китай стреножить . В качестве одного из этих инструментов рассматривается Россия с ее олигархическим госкапитализмом рейдерского происхождения.

И владельцы России и сами безумно рады были бы услужить. Ибо их цивилизационный выбор абсолютно однозначен — Запад и только Запад. Именно там их капиталы, там их основная недвижимость, там рождаются, живут и получают образование их дети. Там, а не в Китае. Но им мало недвижимости, им мало капиталов, им даже мало гражданства западных стран. Они хотят допуска в самый высший круг — где принимаются глобальные решения. Именно для этого они начали проект подрыва и уничтожения социализма, проект отчуждения у народа его собственности и присвоения ее силами узкого неравнодолевого круга допущенных — через государственный, служащий интересам этого частного круга, инструмент управления и распределения.

Запад же готов им дать лишь статус высокооплачиваемого менеджера — но не равного акционера этой своего рода глобальной суперкорпорации . И стоит на этом максимально жестко. И его, в принципе, можно понять — даже если и допустить такое — спрашивается, как это чисто физически должно быть институализировано? Если даже вся банковская система России по сравнению хотя бы с одним каким-нибудь отдельно взятым глобальным транснациональным финансовым монстром выглядит весьма бледно. Политический и военный вес, эксклюзивная плата за уничтожение социализма и мировой альтернативы? Но опять же — как это институализировать чисто практически? Ответа нет. И, видимо, не будет. Нигде нет столь жестких правил и критериев отбора, как на самом-самом верху, на властной макушке планеты. Это же очевидно. Отсюда и все обострение последних лет. Не такое уж, кстати, и жестокое обострение. Там больше петушиного кукарекания, нежели реального причинения вреда друг другу.

Но все же в ходе этого бодания поляна скукоживается. Сказывается и перманентный общемировой экономический кризис, и братская удавка Запада на шее российских рейдеров вкупе с украинской дубиной , что призвано заставить их быть более послушными. А что из этого следует? Правильно — стремление властителей России заполучить в свое полное распоряжение все больше и больше ресурсов. А откуда их взять, если внешние поступления пересыхают? Если проблемы со сбытом и нефти-матушки, и газа-батюшки все острее и острее? Опять правильно — у новой нефти , у кого же еще?

Именно отсюда растут ноги и совершенствования пенсионного законодательства , и повышения всех мыслимых поборов с низов, и законодательная возможность произвольной конфискации ( в Пенсионный фонд , конечно, а куда же еще?) денежных накоплений, законность происхождения которых гражданин не сможет доказать. У кого-нибудь есть сомнения в том, кто будет объектом этого — немногие граждане, у которых чудом остались последние сотни тысяч на счету, или обладающие многомиллионными состояниями чиновники, допущенные к рейдерскому усиленному питанию ?

И многое другое.

В параллель к такому, конечно же, должны идти и политические ужесточения — те, кто принимает решения, явно не самоубийцы, чтобы не приводить в соответствие степень имущественного отчуждения и жесткость ошейника.

Я это предсказал (честно признаться, в тайной надежде, что не сбудется) в Железной пяте 2.0 .

Которая была опубликована еще до установления ответственности за неуважение к власти .

И до установления ответственности за фейки (получается, значит, теперь любой правоприменитель любое неугодное власти мнение может смело квалифицировать как фейк — и привет, фонари на запретке ?)

И до обнуления .

И до пыточного дела Сети .

И прочих подобных ему дел , в том числе будущих.

И до того, что было (и есть) в этом году. Имею в виду фактическое введение выездных виз для обычных граждан (не для господ), тестирование элементов электронного концлагеря вроде QR-пропусков и одиозного социального мониторинга (также для простых граждан), тренировка нейрокомплекса распознавания масс лиц при условии их частичной закрытости (или зачем еще это было сделано?). И, конечно, то, что касается экономического ядра общества — принудительное, волей государства, обескровливание ряда отраслей, с сокращением оборотов в разы. Беспощадный к мелюзге инструмент в максимально выгодном небожителям сценарии расшивки проблемных мест и стимулирования дальнейшей концентрации капитала. Нет, этот пресловутый вирус, конечно, есть, и от него умирают, как умирают от любого ОРВИ, от дизентерии, от туберкулеза, и предохраняться нужно всегда и всем, какая бы зараза не угрожала. Но немыслимая, поистине сюрреалистическая реакция властей в глобальном масштабе именно на этот вирус, реакция скоординированная (а, может, вообще запланированная заранее?) — это вопрос не эпидемиологический, не медицинский — а прежде всего макроэкономический, и даже политэкономический. И, кстати, та же Белоруссия (помимо Швеции, которой явно позволили стать контрольной группой в этом проекте , имеющем среди прочего и экспериментальный аспект) все это — смело и не спрашивая ни у кого разрешения — открыто послала , далеко и надолго (в смысле, оставила, конечно, только самые обычные медицинские и противоэпидемические меры, но не больше) — и этого тоже ей не простили ни на Западе, ни на Востоке (особую братскую ярость вызвал, конечно, Парад Победы 9 мая). Тот, кто кричит король — голый , не всегда становится всеобщим любимцем. Чаще бывает наоборот.

В общем, им позарез нужны наши жизненные ресурсы — и чем меньше у нас останется, тем лучше для них . И чем в большей степени нужны — тем в большей степени будет жесточе и всеохватнее контроль над подданными .

А теперь к тому, что следует из этих интересов.

Хотелось бы задать вопрос — для тех, кто планирует и реализует полное, неограниченное, так, чтобы ни на кого не оглядываться, обескровливание податных слоев, допустимо ли существование в нескольких сотнях километрах от Москвы государства иного типа? Не претерпевшее рейдерского захвата. С сильной социальной защитой всех граждан (как равноправных совладельцев). Не перекрывающее кран национальной экономике. Не ужесточающее тоталитарный контроль над населением. Не сажающее, грубо говоря, за лайк.

Уже сейчас возникают крайне неприятные для хозяев России вопросы . А почему, собственно, простые трудящиеся Белоруссии, не имеющей природных ресурсов, живут чуть ли не лучше простых российских трудящихся, особенно из глубинки? Почему там инфраструктура, в том числе социальная, буквально вылизана до блеска , причем в любой точке страны? Почему там нет сословного общества (и, в частности, сословного правосудия — когда решение суда зависит исключительно от социального статуса участника процесса), как у восточного брата?

А что, так можно было?

Сейчас это еще более-менее терпимо, хотя уже и на грани . А если нужно будет изъять еще больше ресурсов у низов ? Вот, в этом все и дело.

И не только в этом.

В абсолютном нежелании терпеть Лукашенко сошлись — каждый исходя из своих интересов — все. И США, и Европа, и российская власть.

Вообще, складывается такое ощущение, что кремлевские обитатели в главном торге все же постепенно прогибаются. Альтернативы не остается. Встать на сторону Китая для них немыслимо буквально на экзистенциальном уровне, ибо они западники до мозга костей. И некое демонстративное (скорее в прошлые года, кстати, нежели сейчас) сближение с Китаем было скорее элементом торга с Западом. И Пекин это прекрасно понимает.

После фактического объявления Китаю идеологической войны устами госсекретаря Майка Помпео противоречия все более и более жестко структурируются. России в очередной раз предложено стать боевым холопом Запада ради стреноживания Китая.

В этих условиях, кстати, вполне естественным видится сближение Китая с... Белоруссией. Пусть и не столь напоказ демонстрируемое. Белоруссия может стать форпостом КНР в Европе — и, понятно, это никого из других игроков не устраивает в принципе. И кремлевские обитатели очень и очень рады были бы здесь услужить Западу, как говорится, хорошо зарекомендовать себя — раз интересы совпадают. Потом и торговаться будет легче, лишний аргумент свойственности появится.

Против поползновений Запада у Минска выработался какой-никакой, но иммунитет . А вот удар в спину от братьев будет, если до этого, конечно, дойдет, весьма проблемным, это очевидно. И именно в этом — ценность такого удара для Запада. И это понимают везде, во всех странах, которые имеют отношение к данному противостоянию. В этом ударе Запад крайне заинтересован, но его угроза, демонстрация готовности его нанести, с другой стороны, тоже вполне может быть элементом кремлевского торга. Ведь Запад вполне может и кинуть, и опять, как и все эти годы, продолжать предлагать российским властителям в качестве вознаграждения то, что для них неприемлемо мало... Даже если Кремль пока и не собирается явно нападать, сам такой торг с Западом, где объектом является готовность воткнуть нож в спину, мягко говоря, не красит. Но странно ожидать от рейдеров чего-либо иного...

Так или иначе, ситуация накаляется, ставки тут очень высоки, хотя и не высвечиваются наглядно. В последние дни полным ходом идет самая настоящая информационно-психологическая война против руководства Белоруссии, против персонально Лукашенко. Воспользовавшись задержанием наемников как поводом, его выставляют предателем союза — хотя ножи разного рода в спину совали, суют и будут совать российские партнеры , а естественная защитная реакция официального Минска на это как раз и будет выдаваться за предательство.

Пропаганда также обвиняет Лукашенко, что это, оказывается, он провоцирует оранжевую революцию — как многолетними предшествующими какими-то заигрываниями с соответствующими кругами внутри и вне страны, так и последними текущими действиями. Как говорится, с больной головы на здоровую.

Патриотическую общественность тем временем некоторые шепотом успокаивают — даже если и грянет там зловредная оранжевая революция, то мы не допустим ... вежливые люди ... крымский сценарий ... и прочий бред. Нет, этого как раз не получится — и даже не планируется. Принять посильное участие в отстранении Лукашенко от власти восточные братья будут, если представится такая возможность, очень даже рады и по мере сил вполне могут и готовиться к такому развитию событий (правда, как видно, и КГБ показывает сим братьям , что даром хлеб свой не ест). Но даже если случится самое худшее и объединенными усилиями соседей Минск падет — то никто никогда не позволит, чтобы этот плод упал в руки Москве. В лучшем случае к власти придет белорусский Вучич (но не факт — скорее всего — белорусский Порошенко ). Впрочем, для Кремля это отнюдь не будет поражением. Ибо лучше всего дела на Украине у Москвы шли именно с упомянутым персонажем. Самое приятное последствие этого для хозяев России — ликвидация последней отдушины для российских низов, пусть последние ее в качестве таковой и не воспринимают.

В этом разворачивающемся противостоянии вызывают тревогу два момента.

Во-первых, среди белорусов явно копится неприятие власти. Да, в количественном аспекте оно не видится критичным. Но есть сильная корреляция между степенью социальной активности и непримиримостью. Слишком многие не ценят того, что имеют, считая, что социальные гарантии и уверенность в завтрашнем дне — само собой разумеющееся дело. Как, впрочем, было в позднем СССР. Поистине, ни в одной постсоветской стране нет таких открытых для молодежи возможностей в реализации своего пути (имеется в виду вся молодежь, стопроцентно, а не узкая прослойка), как в Белоруссии. Но любовь белорусской власти и лично Лукашенко к молодежи явно безответная. Молодые люди думают, что вот свергнут засидевшегося — и тут же станут господами, своими для Запада. Что ж, хорошо бы тем, кто об этом мечтает, взглянуть на судьбу, на жизненные перспективы прибалтийской, украинской, молдавской, нестоличной российской — а еще лучше среднеазиатской — молодежи...

Вообще, очень многие в таком редком, таком нетипичном обществе — не разделенном на господ и простолюдинов — мечтают о его падении, чтобы было как везде . Чтобы была возможность вырваться из рутины, из скучной и безопасной предсказуемости и попытать счастья в смертельно опасной, но яркой гонке за господский статус. То, что такие люди безжалостно ломают жизни тех, кто вообще не желает в этой гонке участвовать, их, конечно, не колышет . Каждый из них почему-то уверен, что выиграет именно он. Что именно он будет сидеть и плевать , а остальные будут у его ног ползать. Нет. Мясом будут все желающие (и многие нежелающие тоже) — а навар снимут единицы. Господами по итогам будут дяди со стороны, у кого уже и так кое-что имеется. Братья-украинцы не дадут соврать.

И, во-вторых, жаль, что большинство россиян заразилось с подачи власти этой позорной антилукашенковской истерией. Хотя это можно, конечно, частично списать на тотальную мобилизацию троллей , изображающих и формирующих народное негодование . Но все же, все же...

Так и хочется сказать таким ненавистникам — вот вам лично что плохого сделал Лукашенко? Что, это именно ваших братьев (мужей, сыновей, отцов) схватил кровавый КГБ и утащил в свои застенки? Или, может, это они, эти дикие гуси , вас лично охраняли, ваши приказы выполняли? А чьи приказы? Не тех ли, кто отобрал у вас все и продолжает отбирать? А эскадроны смерти, которые, если что, призваны будут как бы не от имени государства, но системно и беспощадно расправляться с активистами, с протестующими, из какого контингента, интересно, будут отбираться?

В классовом обществе есть угнетатели и угнетенные, интересы которых диаметрально противоположны. И пока большинство угнетенных, ограбленных это не уяснит, угнетение и ограбление будет продолжаться. Есть ли альтернативы? Да, и это не утопия и не фантастика — в нашей родной стране, Советском Союзе, целых семь десятилетий не было деления на высших и низших , и каждый гражданин являлся равным совладельцем единого народнохозяйственного комплекса. На тех же принципах построена находящаяся сейчас на острие противостояния Белоруссия. По крайней мере, пока ее не дожмут объединенными усилиями хищников всех стран — при безмозглом непротивлении масс тех, кто почему-то признает частные интересы угнетателей интересами страны в целом. На востоке с каждым годом все выше поднимается Китай (да, пока встроенный в глобальную систему с ее правилами — но в то же время с собственным мощным потенциалом, потенциалом на будущее). Именно то, что он во всех аспектах догоняет страну — резиденцию штаб-квартиры глобального империализма, вынуждает Запад принимать срочные меры. Ибо пройдет еще двадцать лет, и будет уже поздно.

Для масс простых россиян падение нынешней власти в Белоруссии будет означать вполне конкретные, непосредственно ощутимые и серьезные потери, потери на личном уровне. По одной простой причине — тех, кто считает эти массы своей коллективной собственностью, не будет сдерживать ничего. Вообще ничего. Не будет как минимум столь неудобного примера под боком.

Для упомянутого Китая падение Белоруссии означает, во-первых, ликвидацию единственного европейского союзника, а, во-вторых, уже открытый дрейф на Запад той страны, которую готовят (при, в общем-то, полном непротивлении ее руководства — вопрос только в цене) на роль дубины , составной части пояса враждебного окружения и блокады. В свою очередь, исчезновение поднимающейся сейчас потенциальной мировой альтернативы в лице Китая означает то, что воспрянувший Запад во главе с США устроит населению всей Земли такой экономический и политический режим, что живые позавидуют мертвым, а гитлеризм по сравнению с этим покажется утренником в детском саду.

Именно из того, что лично конкретному отдельно взятому человеку принесет тот или иной вариант развития событий, следует исходить. Интересы государства, интересы государевых людей далеко не всегда совпадают с интересами простых граждан. Более того — иногда бывает так, что с интересами простых людей данного государства совпадают интересы руководства совершенно другого, например, соседнего государства (тем более если оно часть нашей общей Родины). Пусть даже большинство простых людей об этом и не подозревают. Именно из этого следует порой шокирующее обывателей пожелание поражения своего правительства (которое, например, высказали большевики применительно к Первой мировой войне). Далеко не всегда поражение своего правительства означает поражение большинства народа. И белорусский кейс — как раз тот самый случай.

Мировая политика, политэкономия вообще сложная вещь. И те, кто не научится классовому подходу и правильному вычленению именно своих собственных интересов, а не интересов нации, власти, государства, будут постоянно, вечно проигрывать, служа бессловесным и покорным топливом для господ . У которых как раз с классовым чутьем всё более чем в порядке.

Интересна статья?

0 комментариев *