Унижение легенды: Доронина вышла от Мединского с окровавленными руками

Шокирующие подробности увольнения Татьяны Дорониной из МХАТ и о том, что сейчас происходит в театре.

Самым громким скандалом после того, как Татьяна Доронина оставила пост художественного руководителя МХАТ им. Горького, стало увольнение из театра актера Дмитрия Корепина. Труппа до сих пор находится в состоянии войны.

Сегодня Дмитрий впервые решился рассказать Sobesednik.ru то, о чем боятся сказать вслух его коллеги, чтобы не остаться на улице.

- Дмитрий как у вас сейчас дела? Это интересно

- В театре я пока не восстановлен. Официально меня уволили прошлой весной по сокращению штата. Иных формулировок не звучало. Но подстроили так, что сокращают меня и Игоря Таранова. Таранова вскоре вернули, он служит в театре.

По сути, это было фейковое сокращение. Я считаю свое увольнение незаконным, что мы и пытаемся доказать в суде. По собственному желанию я уходить не хотел.

- Выдали трудовую книжку, выплатили два оклада. Все это случилось в пандемию, - продолжает Дмитрий. - Недавно человек от Боякова и Прилепина (новые руководители МХАТ. - Прим. Sobesednik.ru) предлагал мне 300 тысяч рублей, чтобы я забрал исковое заявление из суда. Очевидно, они чувствуют, что могут потерпеть поражение. Но не учитывают один факт, который им неведом, понять это они никогда не смогут: не все покупаются и не все продается.

Я хочу, чтобы восторжествовала справедливость и суд восстановил меня в театре, я ничего не делал дурного. Заступился за Женщину - за Татьяну Доронину. Татьяну Васильевну предали по сути самые близкие люди.

- Дмитрий, Захар Прилепин в своих интервью утверждает, что общается с Татьяной Васильевной...

- Ложь. Я написал Прилепину: "Как вы могли так поступить с женщиной? Вы же мужчина!" "Не читайте моих интервью, Дмитрий", - ответил мне Прилепин. Он прекрасно знает, как запачкал свое имя, связавшись с Бояковым. Народ ему этого никогда не простит. Никогда. Татьяну Васильевну люди любят. Прилепин позиционирует себя писателем с гражданской позицией, которая всегда была сильная у Дорониной. Не может патриот так поступить с патриотом!

- Ваши коллеги рассказывали, что "чужаков" в театр привел актер Валентин Клементьев, который был на особом счету у Татьяны Васильевны.

- Клементьев был для Татьяны Васильевны самым близким человеком, правой рукой. Он везде ее сопровождал. Я сам о нем писал в своей социальной сети, что это совесть художественного театра. Но только потом все осознали, каков он на самом деле.

В 2016 году Клементьев хотел стать директором театра, но Татьяна Васильевна была против, она еще тогда предчувствовала предательство, у нее звериная интуиция. Потом он ушел в запой. Татьяна Васильевна предложила ему уйти из театра. Поклонники МХАТа его защитили, писали Татьяне Васильевне петиции с просьбами взять Валентина обратно в театр. Она человек благородный, православный, простила его, взяла обратно в штат. Доронина не могла по-другому, она же крестила детей Климентьева.

Как можно было потом так поступить с крестной матерью своих детей?! Он был рад своему возвращению, но, видимо, затаил обиду на свою благодетельницу. Два года он ходил по театру, как одиночка, и, судя по всему, готовил заговор против нее вместе с Боковым. На тот момент они сдружились, но никто об этом не знал.

Будучи хорошим психологом (а он раньше играл в карты), он смог уговорить Татьяну Васильевну сложить полномочия художественного руководителя. Он уверял, что Бояков будет просто вести хозяйственные дела как менеджер, а за ней останется творческое руководство. Но потом он предал и Доронину, и театр, и всех нас.

К слову, Клементьев - друг того самого актера Дмитрия Таранова, которого вместе со мной "сократили", - говорит Дмитрий Корепин. - Вот они, я считаю, и придумали весь этот сценарий моего сокращения. Удивительно, как спектакль "Мастер и Маргарита", который идет на нашей сцене, спроецирован на жизнь. Клементьев был занят в роли Понтия Пилата. Правда, Прокуратор терзался муками совести, а этот живет вольготно, да еще продолжает звонить артистам, запугивать их, требуя, чтобы штатные сотрудники перешли на срочные договора. Я же играл в "Мастере и Маргарите" Ивана Бездомного - человека с обостренным чувством справедливости, который бросил вызов дьяволу.

- У Дорониной были свои условия к людям, которых она допустила к власти?

- Условие было одно: чтобы они ни одного сотрудника театра, не только артистов, не уволили. Она все делала ради нас, иначе бы добровольно со своего поста не ушла.

МХАТ был для Дорониной всей ее жизнью, а мы - ее детьми. Когда после совещания в министерстве культуры Доронина вернулась в театр, у нее руки были все в крови! До того она там нервничала, что щипала себя. Представляете, до чего довели человека с таким сильным характером?!

На собрание труппы, где представляли Боякова, Татьяну Васильевну не пригласили. После подписания документов в министерстве культуры с ней уже никто не считался.

"Я руководитель, я вертикаль власти, точка на этом", - любит говорить Бояков. "Мой театр - это мой монастырь, а вы - послушники", - заявляет он. "В моем театре, - сказал он однажды, выразив очередные недовольства артистам, - даже Доронина такого не позволяла". Труппа обалдела от такой наглости, - замечает Дмитрий.

- Вы пытались поговорить с Бояковым, выяснить причину своего увольнения?

- Конечно. "Вы заблудшая овца, - ответил мне Бояков. - Вы идете не той дорогой, я вас направлю, Дмитрий, на правильный путь". Его "правильный путь" - это ложь, лицемерие и подлое отношение к людям, а тем более к легендарной актрисе! - объясняет Корепин.

Заместитель Боякова, Татьяна Львовна Ярошевская, которую пригласили из Екатеринбурга, полностью поддерживает своего руководителя, - продолжает Дмитрий. - Доходило до унижений. Стою как-то в столовой (это еще до пандемии было) и слышу за спиной: "Дмитрий, кто не работает, тот ест", - язвительно сказала Ярошевская. На что я ей ответил: "Так вы же отобрали у меня работу".

"А Татьяна Васильевна свою функцию уже выполнила, талант растеряла, былых качеств у нее уже нет", - не стесняется заявлять Ярошевская. Она со своими амбициями со временем, мне кажется, подвинет Боякова. Но Дорониной от этого не легче.

Я лишь одного хочу: чтобы Татьяна Васильевна жила со спокойной душой, а не с обидой, которую ей нанесли эти далекие от искусства люди.

Саид Шах Мариана

Интересна статья?

0 комментариев *