Путин, как всегда, ни при чем

Хорошо помню конец недели в августе 1991-го, когда мы с главным редактором МК Павлом Гусевым оказались у подножия памятника Феликсу Дзержинскому на Лубянке. Громадная толпа вокруг памятника, качающегося на тросах колесного крана, крики Поберегись! и Ура! , когда его, наконец, переместили в грузовик. Ощущение нереальности происходящего, появившееся по ходу трансляции Лебединого озера , и в этом случае не отпускало.

…В моем раннем детстве мы с отцом проживали в квартире, располагавшейся прямо напротив входа в московское управление НКВД-КГБ на Лубянке. До того, в начале XIX века, этот красивый особняк служил резиденцией Ростопчина: именно оттуда московский генерал-губернатор, согласно Толстому, рассылал свои ростопчинские афишки с призывом идти воевать Наполеона на три горы , с заднего двора этого особняка Ростопчин, прихватив свой скромный скарб, эвакуировался на 27-ми возах — помните? Так вот: этот особняк (и квартира, где мы проживали) находятся совсем рядом с Лубянской площадью, по которой никогда, сколько себя помню, ни до августа 91-го, ни после того люди толпами не расхаживали: постоянный, даже ночью, автомобильный поток не позволял. А тут на тебе — громадная толпа, да еще и кран с грузовиком. Я так думаю (но не возьмусь утверждать), что троллейбусы на Манежной, перегородившие дорогу танкам 19 августа, — дело рук их водителей и обычных граждан, а грузовик с краном на Лубянке устроил уже Юрий Михайлович Лужков по согласованию с членами Политбюро ЦК КПСС, сохранившими верность Горбачеву. Думаю так потому, что в какой-то момент я оказался рядом с идеологом перестройки , как его тогда называли, Александром Николаевичем Яковлевым (откуда-то он же узнал о происходящем на Лубянке?), мы с Павлом Гусевым взяли его под руки (Гусев — ошуюю, я — одесную), и буквально понеслись в окружении толпы от Лубянки к Манежной, где у подножия гостиницы Москва уже была сооружена трибуна для выступающих. Незадолго до того, 19 августа, никакой трибуны там, разумеется не было, а был на балконе 5-го гостиничного этажа Владимир Жириновский в голубом костюме (я ни на что не намекаю!), который делал ручкой собравшимся внизу. Жириновский так долго это делал, желая дать понять людям, что он будто бы всей душой с ними (а на самом деле уже тогда было ясно по целому ряду поведенческих характеристик лидера ЛДПР, что нет — не с ними), что этим самым людям (а я был среди них), это порядком надоело и они хором, не сговариваясь, принялись громко, на всю Манежную, скандировать в адрес Жириновского: Ко-зел! Ко-зел! . Не возьмусь сегодня официально поддерживать или осуждать скандировавших, но само настроение, мне кажется, с тех пор хорошо сохранилось…

Ощущение же нереальности происходящего с тех пор, со времен ГКЧП, возвращается ко мне уже и в новые времена с завидной регулярностью. Особенно, когда Путин на вопросы о том, не стоит ли восстановить памятник Сталину, устало отвечает, что, мол, это в его компетенцию как президента не входит — пусть, мол, граждане решают, а в это время полицейские разгоняют других граждан, пытающихся почтить память Бориса Немцова, убитого на Москворецком мосту в честь этого самого Путина. Но и это тоже в его компетенцию не входит. В качестве противовеса этим хулиганящим (с точки зрения полицейских) на мосту людям граждане третьего типа посредством Общественной, с позволения сказать, палаты и электронного голосования выбирают: восстановить ли на Лубянской площади памятник Дзержинскому, или соорудить на его месте гранитный образ Александра Невского. Общественная палата решила таким патриотическим (как это представляется ее членам) образом одновременно напомнить о своем существовании (и то правда — все о ней напрочь забыли, настолько она оказалась бессмысленным суррогатом гражданского общества) и заодно уверить вышестоящее начальство в лице Путина в своей сугубой верности ему в столь трудные времена одновременного наступления внутренней оппозиции и внешних угроз Северному потоку-2 . Уши еще одной, изначально поставленной задачи громкой суеты вокруг Лубянской площади со стороны Общественной палаты также хорошо видны издалека: отвлечь внимание общественности от обсуждения подробностей неудачной попытки отравления Навального, последовавшей вскоре в отместку (с его стороны) демонстрации золоченых унитазов дворца Путина , мести за эту демонстрацию (уже с противоположной стороны поребрика ), выразившейся в далекой от правосудия прокурорской активности на судах, направленной против Навального же. За Навальным вскоре вновь дело не станет, не сомневайтесь. Однако задача отвлечения внимания общественности от перипетий, связанных с Навальным, останется нереализованной по причине несогласованности действий прокуроров и Общественной палаты: эти пытаются громко обсуждать памятники на Лубянке, те — продолжают плодить необоснованные обвинения против названного главы оппозиции, который блестяще провоцирует их на раздувание рейтинга собственной персоны…

Александр Невский, носивший ярлык на княжение (лицензия на управление территорией и проживающими на ней гражданами) от монголо-татарской Орды, в победном бою с рыцарями Тевтонского ордена защищал от посягательств не что иное, как внешние пределы этой самой Орды. Более того, некоторые непатриотично настроенные историки утверждают, что: никакой победной битвы вообще не было; что она была, но не на Чудском озере; или что она была, но это была не битва в широком понимании, а незначительная, ничего толком не решавшая стычка. Но так, или иначе — при чем тут Лубянская площадь в Москве?

Теперь Дзержинский Феликс Эдмундович, основатель ВЧК. Его жизнь и судьба тесно связаны с судьбой моего деда Владимира Антонова-Овсеенко, чья история хотя и хорошо всем известна, но все же напомню: дед совершил головокружительную карьеру от революционера-террориста до военного министра первого советского правительства, а окончил свой жизненный путь от пуль палачей НКВД в феврале 1938-го со словами Антонов-Овсеенко был большевиком и оставался большевиком до конца . Более того: вплоть до смерти своего близкого друга Феликса Дзержинского в 1926-м и в течение двух лет спустя Владимир Антонов-Овсеенко числился в составе коллегии ВЧК-НКВД. Их обоих отличало лишь то, что Дзержинский успел, извините за цинизм, вовремя умереть, а Антонов-Овсеенко не успел, и его расстреляли. Первому воздвигли памятник, потом свергли и теперь, вот, обсуждают: не воздвигнуть ли вновь. Второго по сей день считают троцкистом, но на всякий случай сохраняют еще и улицы его имени. К чему это я? К тому, что большевизм, как и его известные носители, отнюдь не то же самое, что сталинизм — несмотря и на то, что сталинизм, образно выражаясь, воздвигнут непосредственно на постаменте из большевизма.

К слову об истории самой ВЧК. Дзержинский, памятник которого был свергнут при стечении публики в 1991-м, основал ВЧК для того, чтобы противостоять одновременно вооруженным выступлениям левых эсеров (стрельба в упор в Ленина и Урицкого, помните?) и растущему числу уличных грабежей и убийств. Структуру, подобную ВЧК, в любом случае были бы вынуждены срочно создавать представители какой угодно другой партии, если бы к власти пришли не большевики, а, скажем, те же левые эсеры, или, например, кадеты Милюкова (отчего, зачем и как захватили власть именно большевики — отдельный, очень интересный разговор, особенно если абстрагироваться от запущенной Керенским в июле 1917-го легенды про деньги германского генерального штаба: на что они там, говорите, были потрачены?). ВЧК практически напрямую произошла от Военно-революционного комитета (ВРК), чьими усилиями и был совершен Октябрьский переворот. Причем бо́льшая часть ВРК состояла из левых эсеров, многие из которых перекочевали потом на работу в ВЧК. Более того, изначально и в составе первого советского правительства также состояли левые эсеры, и даже начальником штаба войск Антонова-Овсеенко на юге состоял опытный военный офицер, левый эсер Муравьев… И только когда большевики продемонстрировали на примере разгона Учредительного собрания, что есть только два мнения — их и неправильное, эсеры перешли к протестам, в том числе взялись за оружие.

Ясно одно: оба они, Невский и Дзержинский, — символы. Вопрос — для кого и чего именно символы. Невский представляется хоть и безобидным, но неудачным символом защитника земли русской от внешних угроз. Для членов Общественной палаты, предложивших установить памятник Невскому, этот образ — напоминание Западу о вящей готовности и новых князей русских, по примеру Невского, отразить любую внешнюю угрозу, даже если она существует только в их головах. Основатель же ВЧК Дзержинский в таком ракурсе становится символом защиты от угроз внутренних — от так сказать врагов народа . Но одновременно Дзержинский для значительной части общественности, чьи родные и близкие пострадали от репрессий, остается символом зачинателя этих репрессий. И восстанавливать памятник Дзержинскому с находящимся непосредственно рядом Соловецким камнем — символом памяти и скорби по невинно репрессированным, будет сущим кощунством. Если он там будет восстановлен, у меня в очередной раз, как в августе 1991-го, появится острое ощущение нереальности происходящего, будто это дурной сон, я вот-вот проснусь, и Соловецкий камень останется там, где он есть сейчас, безо всяких дополнений… Потому что если я проснусь , а на Лубянке будет восстановлен Дзержинский, это будет означать только одно: что в будущем (не важно, в каком, отдаленном, или близком) этот памятник непременно опять снесут. А Немцову поставят.

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Костров Олег     #2     +1  

    Вот уж действительно. Связал в одно современные модные слухи, но при кажущейся себе эрудиции показал не знание реальной истории и закономерностей развития общества.

    ~ - Внешняя и внутренняя безопасность -один общий узел. Но имеют свою специфику приемов и действий при полном взаимодействии.

    - Первый организатор внутренней безопасности в России - военный поководец Барклай-де-Толли.

    - Репрессий при Дзержинском не было. Если бы автор опирался не на демоСРАТические пропаганды, а реально интересовался фактической историей, давно бы разобрался во врагах и патриотах, репрессиях своих или чужих.

    - Если бы автор искренне объективно сравнил реальные жертвы в кульминацию классовой борьбы времен Дзержинского с жертвами времен второго смутного времени Горбаче-Ельцин-Путинского периода - реально поперхнулся и задохнулся бы от возмущения.

    ответить  
  2. Станислав Швед     #3     0  

    Похоже у деда голова была посветлее и он понимал нужду и чаяния народа лучше, чем его внук - профессор, автор этой статья? Не только профессорам, но и многим людям попроще после тридцати лет лживой буржуазной забугорной и доморощенной пропаганды придётся таки вникать, жизнь заставляет, в сущность базовых понятий, таких, как, например, диктатура пролетариата, чем она была вызвана, в чём её суть, могла ли Советская власть сохранить себя без неё и т.д. Работяги, хоть и не профессора по образованию, но лучше многих профессоров, весьма профессионально понимают эти вопросы, ибо испытывают непосредственно, на своём горбу эксплуатацию и неравенство, чего не скажешь о профессуре всех времён больше познающих жизнь из книжных теорий.

    ответить  
  3. Станислав Швед     #4     0  

    Олег. Согласен с вами. И этот профессор, как и многие, видят жизнь через «очки», которых нет у работяг, понимающих жизнь лучше.

    ответить  
  4. Андрей В     #5     +4  

    ВЧК было создано с целью уничтожения красногвардейцев, превратившихся к тому времени в банды, грабящие население, представлявших серьёзную угрозу советской власти. Руководителями этих банд были анархисты (как правило, из матросов и крестьян) и левые меньшевики (как правило, из унтер и младших офицеров).

    ответить  
  5. Виктор Шмакин     #6     +1  

    При Дзержинском-то репрессий не было?? Просто они померкли в термоядерной вспышке террора 1937 г.... Уже с конца октября 1917 до лета 1918 года жертвами большевистских убийств только по социально-классовому признаку стали тысячи российских граждан! А 5 сентября 1918 г. большевики официально объявили красный террор (в Петрограде его провозгласили еще 28 августа), причём это была продуманная доктрина и целенаправленная политика. Ее цель — уничтожение целых групп населения! Ведь ещё в 1902 г. Ленин писал: «Нисколько не отрицая в принципе насилия и террора, мы требовали работы над подготовкой таких форм насилия, которые бы рассчитывали на непосредственное участие массы и обеспечивали бы это участие». И Дзержинский именно так и действовал!

    15 апреля 1919 г. РСФСР вышел Декрет «О лагерях принудительных работ».Это было детище в первую очередь Дзержинского и Ленина, подведшего под лагеря "теоретическую базу".

    Правда, в 1922 г. красный террор закончился. Но всё равно репрессировали десятками тысяч в год. Хороший пример - т.н. расказачивание, в мирное время,уже после гражданской войны. Ещё Ленин прямо писал, что необходимо уничтожить казаков, как класс! Не останавливаясь перед сотнями тысяч жертв! Соловки тоже начинались при Дзержинском... Фактически система ("инфраструктура") ГУЛАГа для репрессий 30-х гг. была создана Дзержинским, И само слово ГУЛАГ появилось ещё в 20-х гг. И Менжинского, и Ягоду он же воспитал...

    Хотя, повторяю, по сравнению с Ягодой, Ежовым или Меркуловым, Дзержинский - сущий ангел!

    ответить  
  6. Ольга Чумичёва     #8     +7  

    Почитатели и возлагатели цветов врагам Советской власти будут восстанавливать памятники большевикам? Не смешите! Не будут! Ещё раз напомню уважаемым читателям Открытого города, что вся эта шумиха с памятником Ф. Э. Дзержинскому - самая настоящая клоунада, целью которой стоит выяснение даже не соотношения сил за и против большевиков в колонии "Россия", а вообще выяснения наличия их таковых. Так под маской внука старого "большевика" бывшего зама председателя ВЧК, овсянки, власть пытается в очередной налить помои грязи и слухов на могилу И. В. Сталина. Но зря старались! Бесполезно "господа" валить вину в развале страны, её открытого грабежа и репрессиях И. В. Сталина и прочих большевиков тогда, когда на ваших ботоксных мордах даже через зомби ящики отчётливо видно, написано крупными буквами, что вы жулики и воры! Вот о чём вам постоянно твердит уважаемый Алексей Навальный и не только!

    ответить