Жительницу Сургута до потери сознания избил на улице полицейский

Вечерняя прогулка до магазина закончилась для супругов из Сургута Нины Лукьяновой и Венера Нафикова госпитализацией. Полицейские решили, что они замешаны в распространении наркотиков. Сотрудник в штатском стал "досматривать" и раздевать Нину Лукьянову, а в ответ на ее протесты избил до потери сознания. Напарник избивавшего вызвал скорую помощь, но медиков полицейские не дождались и скрылись с места нападения.

"Прогулялись до магазина"

Нина и Венер Лукьяновы Нина и Венер Лукьяновы

5 февраля примерно в 9 вечера мы с супругом решили поехать в магазин. Нужно было кое-что из продуктов купить, но в основном из-за закончившегося кофе. А пью я определенный сорт, поэтому поехали не в ближайший магазин. К тому же решили совместить поездку с прогулкой. Планировали в парке Нефтяник прогуляться. Мы припарковались у магазина "Автогалактика" на Крылова там и освещение, и ровненькая дорожка. Оставили машину, до леска дошли, а там заснежено дальше не чищено было, и мы обратно стали возвращаться, вспоминает 43-летняя Нина Лукьянова.

Так подробно выбор места для прогулки она вынуждена объяснять из-за комментариев ведомств, оправдывающих нападение инспекторов ГИБДД слишком "подозрительным" местом для прогулок и якобы сомнительным поведением самих пострадавших.

Ими была установлена женщина и мужчина, которые находились в местах предположительных закладок и вели себя подозрительно: ходили по снегу, когда проезжал наряд ГИБДД, они пытались уйти от них. Совокупность данных признаков могла свидетельствовать о том, что они могут быть причастны к сбыту наркотических средств, заявил руководитель Следственного отдела по Сургуту СУ СК РФ по ХМАО-Югре Владимир Ермолаев после того, как о случившемся сообщили в прессе.

По словам Лукьяновой, скрываться они с мужем ни от кого не планировали, что подтверждает видеозапись с камер наблюдения, на которой видно, как перед машиной "оперативников" мимо супругов проехала машина ДПС, и они не пытались от нее спрятаться. После этого другая машина без опознавательных знаков преградила им дорогу. Кроме того, позже Лукьянова выяснила, что напали на них вовсе не сотрудники ГИБДД, как заявили в СК, а оперативники МВД, что подтвердили и в прокуратуре региона, и в отделе собственной безопасности МВД.

Муж у меня спортивный человек, бывший военный, когда мы возвращались от лесочка, сказал: давай пробежимся. Еще мне рассказал, как дышать правильно. Мы немножко пробежались. Так как я астматик, у меня дыхание быстро сбилось. Мы около машины нашей практически были уже, я остановилась, он говорит: "Не останавливайся, нельзя после бега резко останавливаться, нужно идти". Сам немножечко вперед пошел, а я чуть-чуть сзади была. Тут резко перед нами останавливается машина, обычная "десятка". Я еще в сторону чуть дала, подумала, машина мимо проезжает, видимо, в организацию, которая дальше. Но машина прямо перед нами останавливается, и к моему мужу два молодых человека подбегают, очень быстро из машины вышли и сразу к нему. И я слышу характерный металлический звук щелчок наручниками, спрашиваю: "А в чем, собственно, дело?". Они оба были в гражданке, в темной одежде на том, который меня избивал, я четко запомнила, спортивные штаны и куртка тоже спортивная черная. Шапочки, оба без масок. Я это все сразу замечаю, потому что сейчас пандемия, а я как астматик и так в зоне риска, еще и осложнения есть, поэтому для меня коронавирус может быть последним заболеванием. Мы по этой причине и хотели погулять в безлюдном месте. Я даже на работу, я прораб в строительной компании, перестала выходить из опасений за здоровье. Еще и инсульт перенесла, в совокупности это очень серьезно все.

Незнакомцев в спортивных костюмах супруги сначала приняли за грабителей, потом, когда один из них стал раздевать Нину за сумасшедших.

Я спросила их: "В чем, собственно, дело?". Муж остался возле их машины с одним из них, а ко мне направляется второй молодой человек. Подходит ко мне и резко на мне куртку расстегивает. Я, честно скажу, опешила, просто испугалась. Первая мысль, которая у меня возникла: "Какие-то ненормальные, психи какие-то, пытаться изнасиловать меня сейчас будут". Я отстранилась от этого человека, говорю: "Вы кто?". Он: "Я из полиции". "Представьтесь тогда по форме, предъявите удостоверение (сказать-то так кто угодно может). Скажите, чего вы хотите?" Он говорит: "Досмотр сделать". И тем временем меня хватает за грудь. А грудь у меня ничем кроме футболки, извините, не защищена была. Я снова ему говорю: "Уберите руки. Представьтесь по форме, если хотите обыскать или досмотреть меня. Пригласите понятых. Соблюдайте мои права". В ответ он меня просто ударил по голове, по лицу я упала, потеряла сознание.

Выписка из медкарты Лукьяновой Выписка из медкарты Лукьяновой

Прицельный удар у глаза в височную область головы подтверждают и снимки, сделанные Лукьяновой после госпитализации, и видеозапись с камер наблюдения, которую муж пострадавшей забрал у компании по соседству.

Пока была без сознания, не знаю точно, что происходило. Очнулась, глаза открываю он меня бьет. Муж кричит со стороны машины, но сделать ничего не может - его сковали наручниками, а вторыми - к машине пристегнули. Я лежу, а полицейский меня продолжает бить руками по лицу. У меня страшно болит голова, я пытаюсь руками закрыться, говорю: "Меня нельзя по голове бить, у меня голова оперированная". У меня клепированная аневризма часть черепа убирали. Тогда он меня хватает, поднимает и грудью об машину бьет. Швыранул прямо об машину лицом. (У Лукьяновой диагностированы закрытый ушиб и закрытая травма грудной клетки, ушиб брюшной полости - СР). Потом я опять, видимо, сознание потеряла. Он меня хватает, откидывает к нашей машине, я уже как в тумане, в голове такой звон стоит, голова очень сильно болит. Я говорю: "Мне плохо". Он меня к машине швыряет и держит меня за куртку. Я стою, и он пытается мне в карман руку засунуть. Перед этим он из своих карманов руки вытащил, поэтому у меня мысль такая мелькнула: "Сейчас подкинут что-то". Я попыталась его ударить, но в таком состоянии находилась, что даже не смогла по нему попасть. Потом он меня снова ударил, я снова упала, второй, который возле моего мужа находился, уже не выдержал, подошел и сказал: "Отойди от нее". Он передо мной за него извиняется: "Вы извините, простите, пожалуйста, что он так сагрессировал". Я смогла только сказать: "Мне так сильно плохо".

Пока один полицейский избивал Нину, второй - обыскивал ее мужа, надев на него наручники. Их не сняли, даже после того, как убедились, что к распространению наркотиков супруги не имеют отношения.

Оказалось, у них даже не было от одной из двух пар наручников ключа! Поэтому тот, который избивал меня, поехал за ними в отделение. Второй помог моему супругу посадить меня в нашу машину. Муж был в наручниках и не мог никак мне помочь, а потом не мог вызвать мне скорую ему телефон было не достать. Кричал: "Вызовите "скорую"! Вы не видите, что ей плохо?!". Тогда Максим вызвал со своего номера телефона "скорую". Максим это тот, который не избивал, а досматривал мужа уже после проверки наших документов он представился и показал удостоверение.

Второго я не знаю, как звать, он так и не представился. Уже прокуратура выяснила, что они оба сотрудники полиции. Потом этот Максим супругу моему пояснил, что, мол, бывает, в этом месте продавцы наркотиков делают закладки, а наркоманы их ищут. Но разве это причина так нападать, так бить женщину? Вы представьтесь по форме, предъявите удостоверение, подтвердите, что это обыск, досмотр, а не нападение. Я еще требовала у того избившего пригласить женщину для личного досмотра, так положено ведь по закону досмотр лицами одного пола. Он же меня хватал за все интимные места, не только за грудь, но и, извините, ниже. Это оскорбительно. Я взрослая женщина, у меня двое детей и уже внуки есть, а меня какой-то мужик хватает за интимные места, и не просто хватает, а лезет туда. Потом мне корреспондентка одна пояснила, что, мол, женщины там, куда он лез, бывает, прячут наркотики. Извините, это что, основание?! И он со мной только матом и разговаривал.

Вызвав скорую помощь и сняв наручники с Нафикова, оба полицейских скрылись. "Задержанные" остались на дороге вдвоем ждать медиков.

Скорая приехала, забрали меня, констатировали гипертонический криз, купировали его, а в приемном отделении диагностировали и закрытую черепно-мозговую травму, и сотрясение головного мозга, закрытую травму грудной клетки, ушиб средней стенки брюшины, ушиб крестовой зоны позвоночника. Уже со станции скорой помощи вызвали полицию.

Спустя почти три недели Лукьянова все еще на больничном.

Сначала я 7 дней лежала в стационаре, но палаты нейрохирургии переполнены и меня перевели на амбулаторное лечение. Сейчас ко мне на дом ходят врачи, берут анализы, потому что я передвигаюсь с трудом, на костылях ушиб позвоночника сказался на ногах. Врачи еще не разобрались, что у меня с ногами: больше 15 минут мне доктор даже сидеть запрещает, можно находиться только в горизонтальном положении, в вертикальном противопоказано. Вот так и мучаюсь.

Рука руку моет

Лукьянова планирует добиться наказания для избившего ее полицейского и его коллеги, который не остановил избиение. Пока она лежала в больнице, ее супруг написал заявление в прокуратуру ведомство ведёт доследственную проверку.

Нина Лукьянова Нина Лукьянова

Меня избили и унизили. Считаю, такое поведение сотрудников полиции, сотрудников правоохранительных органов недопустимо. Они же обязаны защищать наши, мои права, а они, видите, как… Дело в том, что у нас в Сургуте часто можно услышать о подобном поведении полицейских виной, мне кажется, безнаказанность. Есть и хорошие полицейские, конечно, но большинство… После того, что со мной произошло, мне и в больнице рассказывали похожие случаи, и соседи мои, и те, кто меня навещал. Люди просто боятся на них заявлять. Я по себе знаю тоже было страшно. Я в прокуратуре так и сказала: "Боюсь, что они будут мне мстить". Пока ничего такого не было, я думаю, огласка тут в помощь, считает Нина.

На следующий день после госпитализации она вспомнила, что на здании, возле которого произошло нападение, есть камеры.

Я как прораб руководила работами, когда делали фасад этого здания, знаю, что там стоят видеорегистраторы. Вспомнила и супругу позвонила, сказала, чтобы он сходил, на флэшку скачал видеозапись это же придется потом доказывать, что полицейский меня избил. Супруг сходил, и в генеральную прокуратуру заявление писал уже со ссылкой на это видео там все четко видно.

Проверка прокуратуры еще идет. Кроме прокуратуры, я из больницы сразу позвонила в отдел собственной безопасности МВД приходили их сотрудники. Видели, в каком я состоянии, запросили у медиков документы сейчас оценивают степень тяжести этих побоев. Прокуратура тоже медэкспертизу заказала. И еще одну по видео чтобы четче было видно запись. Я понимаю, что это одна и та же система, но пока оснований на прокуратуру сетовать нет.

Знаю, что оба полицейских сейчас отстранены от работы. Насколько мне удалось понять, их сейчас проверяют на превышение должностных полномочий. Думаю, что мне все-таки придется нанимать адвоката, чтобы статью переквалифицировать это же нападение было, а не просто превышение должностных полномочий! Должностные полномочия они бы превысили, если бы, например, без оснований задержали, нарушили мои права без физического насилия а тут избили и убежали с места преступления!

А после вашей госпитализации полицейские пытались узнать о состоянии вашего здоровье?

Нина Лукьянова до нападения полицейского Нина Лукьянова до нападения полицейского

Нет, никто, не приходили, не извинялись, не узнавали, ничего. Из полиции приходил участковый, спрашивал, имею ли я претензии какие-то ко второму полицейскому. Я сказала: "Да. Он меня, конечно, не трогал, не избивал, но он обязан был предотвратить преступление своего коллеги". Он же видел, что тот не просто превышает. Если бы его напарник представился по форме, да я бы сама эту куртку сняла, хоть и мороз, вывернула бы сама карманы. Я законопослушный человек. Я свободный человек, гражданин Российской Федерации, свободной страны, так ведь? В конце концов, где хочу, там и гуляю, это же мое личное дело. Я уже переживала на эту тему, потому что под новостями успела комментарии прочесть. Пишут, что чуть ли не за городом мы гуляли, что там закрытая какая-то зона. А это черта города! И все равно я считаю, что нам с мужем следует всю ситуацию максимально освещать и комментировать, чтобы это дело не замяли, потому что я понимаю это система, рука руку моет.

Редакция Сибирь.Реалии направила запрос в региональную прокуратуру о предварительных результатах проверки обстоятельств данного происшествия. Ответ нами пока не получен.

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. КАЗАК     #1     +4  

    Ничего мусорам не будет. Это "система", а она бережёт своих карателей. Нужно просто выждать, а потом грохнуть обоих втихую и так, чтобы их тушек не нашли нигде. А что делать? "С волками жить - по волчьи выть".

    ответить  
  2. Григорий Дмитриев     #2     0  

    Их начальство напишет, что здесь такие не работают. А когда она выяснит, что ещё всё-таки работают - что прошло 3 месяца и уже нельзя к административной ответственности их привлечь. Дальше будет обжаловать постановления, а ей будут новые и новые выносить до истечения срока давности преступления. Это Россия.

    ответить