Рыжков: Такие дела сейчас штампуются по всей стране

Передача Особое мнение

Станислав Крючков: Владимир, постмитинговые такие задержания по следам данных Интернета, камер наблюдения и так дальше. Там задержали студента, здесь задержали правозащитника, здесь задержали гастроэнтеролога. Либертарианца, в конце концов, и в Москве, и в регионах десятки таких сообщений. Что это за новая тактика по вашему мнению со стороны власти?

Владимир Рыжков, политик: Я, по правде говоря, не вижу здесь никакой новой тактики. Этой тактике уже несколько лет, ровно то же самое происходило во время январских акций протеста, во время февральских. Задержания были до акции, задержания были в день акции, задержания были после. Сейчас нам выдали оруэлловскую цифру — 1984 человека задержаны по стране, вряд ли случайная цифра — 1984 задержанных по стране после акции 21-го апреля. Так что здесь в день были задержания, например, меня, задержали утром в 10 утра 21 апреля и еще целый ряд людей. Любовь Соболь, Киру Ярмыш, на следующий день задержали и оштрафовали члена академии из Нижнего Новгорода, доктора физических наук Хазанова. Принесли повестку по той же статье 22, часть 2 — Тамаре Эйдельман, заслуженному учителю России, учителю школы.

Поэтому это одна и та же тактика привлекать, запугивать, терроризировать людей, которые не являются как в моем случае ни организаторами этой акции, ни призывали к участию в ней.

А уже вот если говорить о чем-то новом, то видимо, здесь новые две вещи. Первое — это то, что массовым стало преследование за ретвиты, когда просто ретвитишь новость о какой-то акции, то эшники , сотрудники центра Э , а потом полиция, а потом и суды интерпретируют ретвит-новости как призыв и как организацию. Вот это новое. Это означает, что такой новый вид репрессии за ретвиты и репосты получают все более широкое распространение.

И второе, что новое это то, что привлекает вот этой статье за якобы призывы и якобы организацию людей достаточно известных. И вы сами упомянули целый ряд имен. И я упомянул. Видимо, это направлено на то, что через людей известных, которые имеют публичность определенную, то есть имеют имя общественное, через них запугать всех остальных. То есть это новая тактика через известных людей посеять страх в сердцах других людей, чтобы никто и думать не смел о том, чтобы рассказывать о какой-то акции или выразить свое отношение к ней. Это, пожалуй, новое.

С.Крючков: Есть просто участие без призывов и постфактум этого участия, будучи вычисленным благодаря камерам видеонаблюдения, к людям приходят участковые, людей обязывают давать какие-то объяснения. Разве это не новация? Ведь право на мирный протест гарантировано Конституцией.

В.Рыжков: Не новая в том смысле, что то же самое было и в 2019 году во время протестов. Связанных с выборами в Мосгордуму. И в январе и феврале. Это все было. Просто сейчас это все поставлено на поток и начинают тягать таких людей более-менее известных, это все напоминает показательные процессы. С тем, чтобы как сказал, напугать всех остальных.

С.Крючков: Возьмем историю без привязки к митингам. Управление МВД по Москве возбудило административное дело после проверки интервью Юрию Дудю на предмет пропаганды наркотиков. Казалось бы, где митинг и где сторонняя история. Это история о лидерах мнения, через которых дается какой-то сигнал.

В.Рыжков: Совершенно верно. В этом есть определенная новость. По-моему, Юрий Дудь поучаствовал в одной из акций во Владивостоке. На Дальнем Востоке он участвовал. Видимо, после этого его взяли на заметку на карандаш центр Э . И вот ему пришла реакция в виде якобы пропаганды наркотиков. Хотя мы все понимаем, что совершенно чушь и Юрий Дудь никогда бы не стал в своих очень популярных продуктах пропагандировать наркотики. Это абсолютная ерунда, клевета.

Но вообще все эти дела построены на клевете. Скажем, та статья, по которой меня привлекли 20, часть 2, пункт 2 она предусматривает ответственность за призывы к участию в несогласованной акции. И за организацию такой акции. Замечу вам, что мой ретвит был 18 апреля. Когда я еще не мог знать, что акция не будет согласована. Организаторы подали заявку 19-го на акцию, получили отказ 20-го. То есть я, собственно говоря, не призывал и не мог призывать к несанкционированной акции, потому что тогда еще не была ясна судьба этой акции. Во-вторых, призыв, вы как журналист понимаете это открытое публичное побуждение к какому-то действию. В ревите нет ни в моем, ни в других случаях никакого открытого побуждения к действию. То есть это явно фальсификация доказательства, которая, к сожалению, не была рассмотрена ни полицией, ни судом. В-третьих, организация. Есть решение Конституционного суда от 2013 года, где разъяснение, кто есть организатор. Организатор это тот, кто объявляет об акции, определяет место акции, определяет время акции, призывает в ней принять участие. И, как там подчеркнуто осуществляет организационно-практические мероприятия по подготовке и проведению акции. Как вы думаете, в ретвите новости есть хотя бы один признак организации? Ни одного нет. В моем случае это был ретвит новости Эхо Москвы от 18 апреля.

Поэтому смотрите, что происходит. Это чисто сталинская система. Как репрессировали людей в сталинское время. Следователь писал фантасмагорическое абсурдное обвинение. Допустим, что вы японский шпион, а я, например, немецкий шпион. После этого это абсурдное сфальсифицированное обвинение попадало к прокурору советскому, который его утверждал. От прокурора попадало в суд советский или тройку и человека приговаривали и расстреливали. Ни на одной стадии не было возможности проверить эти абсурдные доказательства. Псевдодоказательства.

Ровно то же самое и сейчас. В моем случае офицер эшник пишет, что в ретвите Рыжкова есть признаки организации и призыва. Протокол эшника попадает в Хамовнический РУВД, где инспектор Елена Юрьевна переписывает его слово в слово, не проверяя на фактуру. Мои доводы, что ничего там этого нет отметаются. После этого переписанный рапорт эшника попадает в Хамовнический суд, где судья выносит решение: виновен. И назначает мне штраф. При этом судья не принимает к вниманию ни один из наших доводов. Что не установлено место совершения правонарушения, а это требует Административный кодекс. На 12 часов с ошибкой указано время твита. В нескольких документах перепутана моя фамилия. Что никакого призыва, то есть активного публичного побуждения к действию в ретвите нет. Что никаких признаков организации, установленных Конституционным судом, в моем ретвите нет. Судья это просто все игнорирует. И выносит решение: виновен. Назначает штраф. И вот такие дела сейчас штампуются по всей стране. В том числе в отношении академика Хазанова. У меня это растянулось на два дня, а у него вся эта процедура заняла всего один день. Утром задержали, вечером осудили.

То есть фактически мы уже вернулись в сталинскую систему, когда любой из нас абсолютно беззащитен, невозможно рассчитывать на справедливость в полиции, на справедливость в суде. Фактически если на вас пишет рапорт оперативный работник, это означает, что этот же рапорт без проверки судебной доказательств станет вашим обвинительным приговором.

Читать текст эфира полностью >>>

Интересна статья?

0 комментариев *