«Если никто из взрослых не протоптал, дети идут по сугробам в школу»

Почему сто тысяч российских школьников, которым положен автобус, сами добираются до школ по грязи и бездорожью. Исследование Важных историй .

Наркас Исмагилова учится в девятом классе лицея-интерната в Белорецке, республика Башкортостан. Домой в село Бакеево девушка приезжает нечасто. Интернат — вынужденное решение для всех бакеевских школьников. В 2010 году школу в их селе закрыли, потому что в деревне осталось всего девять детей, учеников перевели в Белорецкий лицей за 115 километров, 30 из которых ребята должны преодолевать самостоятельно. Дороги в районе плохие, и подъехать прямо к селу автобус не может, поэтому ждет школьников в деревне Зигаза — промежуточном пункте между Бакеевым и Белорецком.

Путь от Бакеево до Белорецка через Зигазу Путь от Бакеево до Белорецка через Зигазу Яндекс.Карты

Дорога от Бакеева до Зигазы еще хуже: даже летом добираться приходится на уазиках — 30 километров за три часа. В снег или дождь добираться дольше и сложнее, рассказывает Наркас: Если машины ломаются, мы иногда садимся на другой уазик и на нем доезжаем до деревни или идем пешком. Вещи оставляем в машине, а на следующий день наши папы идут пешком машину ремонтировать. Родители всегда едут на двух машинах, чтобы, если что-то случится, можно было пересесть. Зимой даже бывало, что машины для очистки снега не приезжали, когда нужно. Приезжали спустя две недели только и при этом хорошо не очищали .

Машина застряла на пути из Зигазы в Бакеево Машина застряла на пути из Зигазы в Бакеево Фото: архив Наркас Исмагиловой

Еще одна проблема Бакеева — в деревне почти нет связи. Когда началась пандемия коронавируса, дети из интерната разъехались по домам. Сначала школьные задания им пытались передавать по телефону, но было плохо слышно, поэтому от идеи отказались. Дети были вынуждены переехать к родственникам в Белорецк. Там они жили месяцами.

С апреля по середину мая в Бакеево вообще не добраться из-за таяния снега. Речки дороги перекрыли, все затопило и даже деревню. Люди почти не выходят на улицу. На горе есть связь, мы туда через мост проходили раньше, но сейчас этот мост сломался из-за обильной воды , — говорит Наркас. Родители не могут навестить детей в интернате, привезти вещи, заплатить за питание, деньги приходится брать взаймы у родственников.

По подсчетам Важных историй , в России как минимум 40 населенных пунктов с детьми, ближайшие школы для которых находятся дальше чем в радиусе 50 километров.

Больше всего таких сел и деревень в Мурманской, Свердловской, Иркутской областях, Красноярском и Забайкальском краях, Ханты-Мансийском автономном округе. При этом речь идет и о начальных школах.

Хотя чаще начальная школа находится рядом с отдаленными населенными пунктами, а до средней приходится долго добираться. Так, например, в селе Илирней Чукотского автономного округа есть своя начальная школа, но до ближайшей школы-интерната среднего образования — больше четырех часов на машине по хорошей дороге. Кроме того, зачастую расчет расстояния до школ не учитывает того, что на пути могут быть горы, реки, леса, которые сильно влияют на протяженность маршрута и время в пути.

По нормам санитарных правил пешеходная доступность школ не должна превышать двух километров для начальных классов и четырех — для средних и старших. Если расстояние больше, школьникам положен автобус. При этом время в пути на транспорте не должно превышать 30 минут. Если населенный пункт находится дальше или к нему нет хорошей дороги, ученикам положен еще и бесплатный интернат.

В России работают две с половиной тысячи интернатов (то есть учреждений, где школьники живут круглосуточно) и школ, при которых есть интернаты (в них есть еще и те ученики, что каждый день добираются до школы сами). Это каждое двадцатое общеобразовательное учреждение страны. В некоторых северных регионах доля интернатов и школ с интернатами гораздо больше. Например, в Ненецком автономном округе всего 31 общеобразовательное учреждение, 17 из них — интернат или школа с интернатом.

Процент интернатов от всех учебных заведений

Там только ишак пройдет, никакая машина не въедет

Со школы из деревни Гайниямак идем с братом до деревни Тукмакбаш 7 километров , — так подписано видео 23-летнего Рафиса Бахтиярова в тиктоке. На видео — белые поля, пустынная дорога и девятилетний брат-третьеклассник Рафиса Руслан с огромным портфелем за спиной. По этой дороге Рафис каждый понедельник отводит младшего брата в школу, а каждую пятницу — домой.

Видео Рафиса в TikTok

Тукмакбаш — маленькая деревня в республике Башкортостан. Согласно переписи 2010 года, в ней живут 55 человек. По словам Рафиса, к 2021 году число жителей сократилось до 30. Руслан — единственный школьник в Тукмакбаше. С поздней осени по середину весны он остается в интернате в селе Гайниямак, домой возвращается только на выходные. С весны по осень особенно трудностей нет, а зимой в холода сложнее. Если проезжает попутная машина, некоторые подсаживают, некоторые просто мимо проезжают, и мы идем пешком , — рассказывает про путь до школы Рафис. Сам Рафис тоже учился в этой школе и в младших классах оставался в интернате на целую неделю. Когда стал старше и начал сам ходить в школу, возвращался домой уже каждый день.

В начале февраля местные СМИ рассказывали историю третьеклассника Руслана и показывали новый школьный автобус, который школа получила еще в декабре 2020 года, но не могла использовать без распоряжения из министерства просвещения. Тогда администрация Альшеевского района пообещала, что подготовка документов займет около двух недель и после оформления бумаг детей начнут развозить на автобусе. Автобус запустили только спустя три месяца. 11 мая он впервые отвез Руслана и шестерых других учеников из отдаленных деревень в школу. Но вернуться обратно на автобусе дети могут только в конце рабочей недели. Предполагается, что в будние дни они, как и раньше, будут оставаться в интернате.

100 000 детей не обеспечены школьными автобусами, хотя по закону их должны подвозить

Директор школы в Гайниямаке Рузиля Закиева рассказала Важным историям , что ежедневного подвоза нет, потому что дети продолжают учиться в интернате: Мы планировали, что, раз у нас интернат, значит, автобус в понедельник забирает детей и в пятницу отвозит. Мы надеемся, что и в следующем году интернат не закроют: у нас дети из четырех деревень в нем остаются, а дороги не очень. До деревни Будоньяр по хорошей погоде можно доехать, а вот зимой — только если дорогу расчистят . На вопрос, планируют ли в будущем сделать подвоз ежедневным, директор ответить не смогла.

Школьников, нуждающихся в школьных автобусах, с каждым годом становится все больше. С 2016 по 2019 год число учеников, которым положен подвоз, увеличилось на 60 тысяч человек (данные Минпросвещения за 2020 и 2021 годы еще не опубликованы). В 2019-м в подвозе нуждался почти миллион школьников, но получали его не все: каждый десятый вынужден был добираться самостоятельно, в том числе 44 тысячи учеников младших классов.

Миллион школьников нуждается в школьном автобусе

В Тыве, Дагестане и Ингушетии больше половины детей, которые нуждаются в автобусе, вынуждены добираться до школ самостоятельно. Проблемы с подвозом также есть в большинстве кавказских регионов. Ведущий эксперт института образования Высшей школы экономики Сергей Заир-Бек аназывает две причины этой проблемы: Представьте горное село: там только ишак пройдет, никакая машина наверх туда не въедет. Детям все равно придется ходить пешком. А школу отдельно не сделать, потому что детей [в каждом конкретном селе] мало. К тому же там [в кавказских регионах] просто больше детей, и нужно больше усилий, ресурсов, автобусов, а это всегда сложно, потому что в кавказских республиках всегда проблемы с финансами: это одни из самых бедных регионов .

В апреле 2021 года в послании Федеральному собранию президент Владимир Путин пообещал, что к 2024 году будет закуплено 16 тысяч новых школьных автобусов. Они могли бы решить проблему всех детей, которым сейчас далеко добираться до школы. Но часто бывает, что школа получает новый автобус и никак его не использует. Например, школа в поселке Зарубино в Приморском крае уже больше года не может найти водителя: кандидаты говорят, что зарплата маленькая, а ответственности много. Дети вынуждены добираться на попутных машинах, а те, кого родители боятся отпускать, остаются на домашнем обучении. Но даже если водитель есть, школьные автобусы часто просто не могут доехать до отдаленных населенных пунктов из-за плохих дорог — как в селе Бакеево, где живет Наркас Исмагилова.

Проблемы есть и в Московской области: из деревни Шолохово дети идут до автобусной остановки прямо по оживленной проезжей части; по словам местных жителей, одного ребенка на этом пути уже сбила машина. На просьбы родителей перенести остановку ближе к домам транспортная комиссия заявила, что для этого нет подходящих условий.

Эксперт
института
образования
Высшей
школы
экономики,
Сергей
Заир-Бек Эксперт института образования Высшей школы экономики, Сергей Заир-Бек Если учитывать местные условия, программу можно выполнить не формально: не просто закупить столько автобусов, сколько президент просит, а сделать так, чтобы закупленное действительно работало на увеличение охвата детей образованием .

Сергей Заир-Бек из института образования Высшей школы экономики считает, что, если не подходить к указанию формально, в большинстве случаев подвоз организовать реально: Всё упирается в деньги. Но у нас в последнее время установки правительства, президента являются достаточно важными сигналами для регионов: если президент говорит, что нужно обеспечить подвоз детей, то могут забыть про всё остальное и выделить деньги на это. Если учитывать местные условия, программу можно выполнить не формально: не просто закупить столько автобусов, сколько президент просит, а сделать так, чтобы закупленное действительно работало на увеличение охвата детей образованием .

То, что детям сложно добираться до школ, влияет на их возможности получить качественное образование, это становится одним из факторов образовательного неравенства. По данным исследователей Института образования Высшей школы экономики, у сельских школьников значительно ниже, чем у городских, результаты Международной программы PISA (Programme for International Student Assessment — программа по оценке образовательных достижений учащихся. — Прим. ред.), которая оценивает умение применять школьные знания на практике.

Есть очень хорошие сельские школы, полностью укомплектованные педагогами, где ориентируются на способности ребят и на их дальнейшие образовательные траектории, — говорит директор Института образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина. — И таких школ немало, особенно в крупных густонаселенных регионах, таких как Краснодарский край, Ростовская область, в северных регионах: в Якутии, в Коми, в Ямало-Ненецком округе, на Дальнем Востоке. Но у нас есть целый сегмент школ в труднодоступной местности, малокомплектных школ, где даже подвоз не спасает, не обеспечивает качественного образования. Таких школ, у которых очень сложная ситуация, — 5 6 % .

Посажу в машину троих-четверых, а остальные идут сырые

Бывают случаи, когда получить школьный автобус мешают неточности в законе. В статистику эти случаи не попадают, потому что по бумагам дети в автобусе не нуждаются, а на деле каждый день добираются до школы по лесу или вдоль трассы. Например, поселок Красная Поляна в Кировской области растянулся вдоль реки Вятка на шесть километров. От микрорайона Гора до ближайшей школы — около 40 минут пешком вдоль трассы или через неосвещенную лесополосу и железнодорожный переезд. Раньше в микрорайоне была своя школа, но ее давно закрыли, пообещав, что дети пешком ходить не будут , — рассказывает житель микрорайона Рустам Жумаев. Его дочь-шестиклассница тоже каждый день вынуждена самостоятельно преодолевать этот путь.

Автобус действительно выделили, а шесть лет назад он попал в аварию. Тогда нашли транспорт на замену, но он возил детей только до конца года. В 2015 учебном году школе отказались выделить деньги на новый автобус, сославшись на закон об образовании. В законе написано, что бесплатная перевозка учащихся организовывается между поселениями или населенными пунктами. А Гора — всего лишь микрорайон, поэтому автобус местным школьникам не положен.

У нас в микрорайоне около 70 детей. Пять лет уже они ходят пешком — с первого класса по одиннадцатый. Ладно сейчас сухо, можно дойти. А так вижу: когда дождь, дети пешком идут. Я же не могу их всех в машину посадить, — говорит Жумаев. — Посажу я троих-четверых, а остальные идут сырые. Некоторые возвращаются домой, если сильно промокают: понимают, что такими в школу не могут прийти. А если метель? Взрослый прошел первый — есть дорога. Если никто из взрослых не пошел, не протоптал, дети идут по сугробам в школу. У нас же ЖКХ не работает, как в Москве, с четырех утра, чтобы люди выходили на чистую улицу .

Еще одна опасность на пути — железнодорожный переезд. Сейчас его оборудовали, поставили светофор, хотя долгое время на рельсах лежал простой помост. По словам Рустама, на переезде часто останавливаются поезда, и дети, боясь опоздать в школу, иногда пролезают прямо под ними.

Путь от микрорайона Гора до школы через железнодорожный переезд Путь от микрорайона Гора до школы через железнодорожный переезд Яндекс.Карты

Рустам Жумаев уже давно пытается решить проблему со школьным автобусом. В 2019 году он пригласил журналистов с федерального телеканала снять репортаж о детях из микрорайона Гора. Родители других школьников тоже недовольны тем, как их дети добираются до школы, но активно бороться с проблемой не решаются. Все почему-то отступаются. Боятся, может, что со стороны школы влияние будет. Родители пассивные в большинстве случаев. Даже когда репортеры приехали, я просил, чтобы люди собрались, чтобы обозначить, что это проблема не двух человек, а всего микрорайона. У нас же как говорят: „Смысл бороться?“. В России сложился стереотип, что бороться бесполезно против системы, система поглотит. Но ведь мы и есть система, мы люди. А у людей просто паника какая-то , — сокрушается Рустам.

Все почему-то отступаются. Боятся, может, что со стороны школы влияние будет. Родители пассивные в большинстве случаев .

Рустам Жумаев, житель микрорайона Гора в Красной Поляне Кировской области

Рядом со школой стоит мебельный комбинат ИКЕА Вятка , на котором работают многие жители Горы. Сотрудников до предприятия возит корпоративный автобус. Рустам придумал, как воспользоваться ситуацией: Я предложил, чтобы на тех же автобусах детей возили. Глава района пошел навстречу, но все осталось только на словах. Большой автобус так и не запустили. Маленький автобус ездит, а дети же не будут в автобусе стоя ездить с рабочими. Хотя, если бы запустили большой автобус, и дети, и родители могли бы ездить .

Новые ученики появляются быстрее, чем новые места

Из-за долгого и неудобного пути дети устают, бросают дополнительные занятия, перестают ходить на секции. Дочке Рустама сейчас 13 лет, в этом учебном году ее класс перевели во вторую смену. Из-за этого она и ее одноклассницы из отдаленного микрорайона перестали ходить на баскетбол. Раньше девочки могли заниматься после школы и возвращаться домой вместе с родителями. А сейчас нужно рано с утра проснуться, сходить на тренировку пешком, потом обратно, а потом еще собраться и пойти в школу. Это физически очень тяжело. Тем более микрорайон наш находится на возвышенности, нужно в горку подниматься. Дорог как таковых нет, кто-то срезает идет через лес, а если идти по дороге, получается три-четыре километра , — рассказывает Жумаев.

33 первых класса набрали в школе №71 в Краснодаре в 2020 году

Учеба в две, а иногда и в три смены — еще одна проблема, с которой стараются справиться в современных школах. Третья смена — это вообще очень плохая история, потому что это практически вечернее обучение. А вторая смена означает, что у детей исчезает возможность работать полноценно в рамках внеучебной деятельности. Любой стандарт, в том числе федеральный стандарт общего образования, предусматривает один из главных компонентов — дополнительное образование и внеурочную деятельность. То есть ребята получаются обделенными дополнительными занятиями и в рамках внеурочной деятельности, и в рамках дополнительного образования. И это, конечно, снижает их возможности и шансы по сравнению с теми детьми, кто учится в первую смену или в школах, где смен как таковых нет , — объясняет Сергей Заир-Бек из института образования Высшей школы экономики.

Учеба по сменам — результат переполненности школ. А закрытие небольших учебных заведений в селах и деревнях этому процессу только способствует. В 2015 году Минобрнауки подготовило программу, которая предполагала, что к 2018 году все школы откажутся от третьей смены, а к 2021-му начальные и выпускные классы будут учиться только в первую смену.

Однако новые ученики появляются в школах быстрее, чем новые места. По данным Минпросвещения, в 2020 году в Бурятии, Дагестане, Чеченской республике и Тыве больше 18 тысяч детей продолжали учиться в третью смену — только с 2016 года их количество выросло вдвое. Во вторую смену учатся два с половиной миллиона российских школьников, в том числе — в начальных и выпускных классах.

Каждый год школы переполняются в первую очередь в крупных городах. В Екатеринбурге в ночь на 1 апреля, на старте записи детей в первые классы, заявления подали сразу 15 тысяч родителей. В некоторых школах сразу кончились места. В Краснодарской школе в 2020 году набрали 33 первых класса — под буквами от А до Я . В классах учатся по 36 детей вместо положенных 25.

Так же обстоят дела и в подмосковных Зеленограде и Одинцове, где вместимость школ превышена почти вдвое, и во многих других городах. Главная проблема в том, что новые микрорайоны строятся быстро и в большом количестве, а школы — нет, потому что застройщикам невыгодно тратить деньги на возведение социальных объектов.

В третью смену учатся 18 тысяч школьников

В 2021 году Владимир Путин в послании Федеральному собранию пообещал, что к 2024-му будет построено 1 300 новых школ для более чем миллиона учащихся. Сейчас во вторую и третью смену, по данным Росстата, учатся 2,1 миллиона детей. Проблему второй смены 1 300 новых школ не решат, особенно если учитывать, что число школьников с каждым годом увеличивается. Сейчас их 16,6 миллиона, а к 2024 году, по подсчетам Счетной палаты, будет уже 20 миллионов. То есть, чтобы полностью отказаться от второй смены, потребуется еще 4,5 миллиона мест в школах — помимо обещанного президентом миллиона.

Число учащихся во вторую смену продолжит расти

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. КАЗАК     #1     0  

    А на хрена вы там живёте, в этой глуши? Потому что, это ваша "родина"? Как в анекдоте про глистов...

    ответить  
  2. Роман Солнцев     #2     +2  

    Продав за 20 лет нефти, газа и прочего сырья на триллионы долларов, мы имеем убитую инфраструктуру и уровень жизни граждан хуже Гондураса.

    ответить