«Если там появятся деньги, начальство их заберет».

Российские власти хотят вернуться к советскому опыту и возродить трудовые лагеря. Для этого в государственных СМИ запущена пропагандистская кампания, призванная разворошить советское прошлое и найти оправдания ГУЛАГу. Правозащитник и диссидент Александр Подрабинек, который лично провел в трудовом лагере несколько лет, рассказал МБХ медиа зачем призраки тоталитарного прошлого через десятки лет снова возвращаются в нашу жизнь.

Александр Подрабинек — правозащитник, диссидент, журналист и общественный деятель. С начала 1970-х годов участвовал в демократическом движении в СССР. Один из инициаторов создания Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях Московской группы Хельсинки . Автор книги Карательная медицина . За клевету на советский строй был приговорен к пяти годам ссылки в северо-восточной Сибири и к трем с половиной годам лагерей. В постсоветское время в разные периоды работал главредом издания Экспресс-Хроника , обозревателем Новой газеты , радиожурналистом на RFI, Polskie Radio и Эхо Кавказа .

— Почему госпропаганда предпринимает попытки обелить и оправдать ГУЛАГ?

— Все очень просто — система возвращается к прежним формам государственной жизни. Соответственно, медленно, по возможности, обеляется многое из того, что было тогда [в советское время]. Это происходит по всем позициям, а не только в пенитенциарной системе. Я бы назвал это возвратом к той или иной форме тоталитарного строя. Выражается это в попытках регламентировать деятельность людей и общественных организаций в культуре, науке, политике. А максимально регламентировать и все контролировать — это и есть возвращение страны в состояние тоталитаризма.

— Взять на вооружение приемы и методы ГУЛАГа входит в этот процесс?

— Российская пенитенциарная система никогда по-настоящему не менялась. В одни времена она была жестче, в другие мягче. Но устройство оставалось незыблемым. Сегодня [власти] хотят возродить ее худшие стороны. В последнее время стало появляться много информации о пытках в колониях, идут даже какие-то судебные процессы над сотрудниками, которых обвиняют в участии в пытках. То есть мы знаем, что это широко применяется. Теперь они хотят применить подневольный труд. Это один из столпов ГУЛАГа, одно из главных его предназначений. И я думаю, что на этом они не остановятся. Будут и дальше брать от этой системы самое худшее, чтобы претворять в жизнь все новые палаческие фантазии.

— В своих попытках обелить ГУЛАГ пропаганда говорит о неких социальных лифтах , которые якобы там существовали. Вы, как человек, прошедший ссылку и лагерь, что можете сказать об этом?

— Когда я начал читать эту колонку в РИА Новости, подумал, что человек, ее написавший, просто свалился с Луны в грязные объятия Киселева и Симоньян. Когда я дочитал текст до конца, я просто понял, что автор просто пытается отработать свой хлеб на ниве пропаганды. Человек настолько не разбирается в теме, что это просто удивительно. Но еще удивительнее, что его совершенно не волнует, насколько написанное не соответствует действительности. Ну какие социальные лифты?! Как об этом можно говорить вообще, учитывая, что речь о лагере?! Это же бред.

Если вы говорите о том, что люди, допустим, получают там какие-то специальности, а потом начинают работать на воле, то это тоже глупость. Те, кто такое утверждают, просто не знают жизни. После лагерей людям всегда было чрезвычайно трудно устроиться на работу. Особенно тяжело было, когда существовал институт прописки, трудовых книжек. В тоталитарном режиме все учитывалось. И даже по паспорту можно было определить — сидел человек или нет. Таким людям был закрыт путь вообще на любую работу, какие социальные лифты? В позднесоветское время заключенным предлагалось получать какие-то специальности: можно было научиться газоэлектросварке или сантехнике, но это не имеет отношения к социальным лифтам. Речь идет о самых примитивных знаниях, которые человек легко бы мог получить на воле.

— Статистика свидетельствует о том, что больше 60% нынешних сидельцев оказываются за решеткой как минимум во второй раз. Это говорит о том, что в России есть большая проблема с социальной адаптацией бывших заключенных. Люди после тюрьмы никому не нужны?

— Мы живем в век информатизации. Для любой компании не составит труда пробить человека на предмет его биографии. Базы данных сейчас сливаются на черные рынки интернета теми же силовиками, и получить нужную информацию можно в считанные минуты. Если у человека есть судимость за кражу, — даже погашенная, — его не возьмут даже продавцом в магазин. Я знаю такие случаи.

Конечно, сегодня человек с судимостью может найти работу. Но это будут какие-то невыгодные условия, без трудового договора. В таком сером сегменте рынка.

— Представим, что ФСИН договорится со всеми заинтересованными сторонами во властной пирамиде и трудовые лагеря создадут. Чего ждать?

— В 20-е годы прошлого века, когда создавались великие стройки социализма, в советской прессе писали об этом как о большой победе гуманизма, воспитании нового человека. Говорили о том, что в трудармиях и лагерях смогут начать новую жизнь. Все преподносилось в таком вот розовом пропагандистком свете. Примерно так, как сейчас это преподносится в колонке в РИА Новости. В реальности это выльется в жесточайшую эксплуатацию и разворовывание тех средств, которые будут выделены из бюджета на строительство инфраструктуры под трудовые лагеря и обустройство зэков. Ни о каких нормальных условиях для жизни и работы заключенных говорить вообще не приходится.

— То есть выйти на свободу с рабочей профессией и нормальной суммой на банковском счету , я так понимаю, не получится?

— Послушайте, тому, кто написал эту глупость, я бы посоветовал самому попробовать там заработать деньги. А если серьезно, то, конечно, — нет. Ну какие там деньги? И еще одна важная вещь: если эти деньги там все-таки появятся и начальство сможет на них выйти, оно их обязательно заберет. Такова эта система.

Интересна статья?

0 комментариев *