Дышать, строить и продавать жильё запрещается.

Тысячи жителей Ломоносовского района потеряли право просто так распоряжаться своими домами и участками. А властям нельзя ремонтировать дороги и строить садики. Там оборона взялась за карты.

Без объявления войны часть земли, расположенной в Ломоносовском районе, оказалась под запретом для пользования собственниками. В ближайшей перспективе её нельзя продать, на ней нельзя построить дом или легализовать уже имеющийся. Здесь вообще невозможно возвести объекты капитального строения. Трогать в хозяйственном смысле — создавать производства, менять ландшафт, строить социально-бытовые объекты — тоже не допускается. Особое табу — на устройство стрельбищ и тиров, пальбу из всех видов орудия, использование взрывных и пиротехнических устройств.

Причина: воинская часть 55443, расположенная рядом с Большеижорским и Лебяженским поселениями, поставила на кадастр зону военного объекта. Существует постановление правительства России № 405 от 2014 года, в соответствии с которым определяется порядок функционирования военных объектов Вооружённых сил.

В нём, в частности, сказано, что в случаях, когда военные объекты расположены вне населённых пунктов, "внешняя граница запретной зоны устанавливается на расстоянии не более чем 3 км от ограждения территории военного объекта". Без специального разрешения федерального органа исполнительной власти, внутри этой зоны нельзя проживать (соответственно, и дышать), вести хозяйственную и производственную деятельность.

Собственно, так случилось, что 85% территории Большой Ижоры и часть поселка Лебяжье оказались внутри этого ограничительного пространства. Причём, речь не о пустынных площадках, а о местности, где всё время жили.

Scan1.jpg Публичная карта Росреестра

По словам замглавы администрации Большеижорского поселения Олега Купко, несмотря на существование постановления правительства России, военные только недавно, буквально в начале этого года, поставили запретную зону на кадастр.

- Ограничения из-за военных арсеналов, присутствующих у нас на территории. Но как они определили точки координат, нам неизвестно. Росреестр отвечает, что всё сформировано в соответствии с законом. Лично я так не считаю, ведь арсеналы не за посёлком, а внутри него, а это уже запрет на расстоянии 400 метров, а не 3 километров, - говорит он.

Купко добавляет, что сам арсенал был образован в 1938 году, а посёлок изначально рос за счёт тех, кто там работал селились рядом. "Когда-то давно поднималась история о необходимости переселить всех людей, живущих у нас, а речь о населении под три тысячи человек. Присутствовали там и расчёты, а в них много миллиардов рублей. Так что быстро об этой идее забыли", - сказал он.

Как понял чиновник, теперь всем попавшим на военное положение придётся спрашивать разрешение на свои действия в Министерстве обороны. Правда, лично он с весны пытается достучаться хоть до куда-нибудь, но до сих пор не нашёл взаимопонимания.

"Мы много раз писали в ведомство, ни ответа, ни привета, сами знаете уровень их открытости", - добавил он.

Переживает в данном случае замглавы администрации не столько за людей, сколько за себя. Министерство обороны не различает гражданских и муниципальных. "Нам, как власти, ведь тоже ничего теперь нельзя. Пытались асфальтировать дорогу местного значения — надо согласовывать, а с кем — не ясно. Хотели сделать детскую площадку в одном дворе, так перенесли в другой, не входящий в зону. Не построить фельдшерско-акушерский пункт, детский садик. Нам вообще больше ничего нельзя здесь делать", — объясняет Купко.

Коллега по несчастью, замглавы администрации Лебяженского поселения Егор Равин, рассказал 47news, что узнал о нововведении буквально в конце прошлой неделе. Когда стали обращаться жители, по тем или иным нуждам получившие выписку о своей недвижимости, выяснилось, что они больше не могут ею владеть в полной мере.

- С нами ничего не согласовывали. Дозвониться до Министерства обороны не можем, предпринимаем всевозможные действия. Конечно, задело нас только частично, к примеру, деревню Чёрная Лахта. Но ведь ничего хорошего. Что будем делать дальше, честно говоря, не знаю. И главное ведь, ладно бы мы не установили границы населённого пункта, а то ведь давно провели эту работу. Нас никто не может упрекнуть в том, будто не знал о существовании именно в этой местности поселений, - прокомментировал он.

Заметим, запретная зона накладывается и на знаменитую деревню Форт Красная Горка, признанной исторической достопримечательностью военных времён. И полностью — на посёлок Борки.

Своеобразную бюрократическую работу провёл и комитет по управлению государственным имуществом Ленобласти, куда обратились муниципалы. Хотя ответ сводится к формальному "это не к нам", на фоне отсутствия коммуникаций с Министерством обороны полезен оказался и он. Так, КУГИ написал в ФГКУ "Северо-Западное территориальное управление имущественных отношений", и там рассказали о создании межведомственной комиссии "по определению необходимости установления запретных и иных зон с особыми условиями использования". Подтвердили, что войсковая часть 55443 направила соответствующий комплект документов.

- Теруправление не компетентно устанавливать протяжённость запретных и иных зон в отношении военных объектов, в связи с чем рекомендует обратиться в адрес войсковой части для рассмотрения возможности внесения изменений в графические материалы запретной зоны, - сообщили в КУГИ.

И попросили после написания обращения проинформировать комитет.

На территории Ленинградской области, помимо этих двух поселений, достаточно мест, где военные могут оформить свои земли и ограничения, в том числе во Всеволожском и Выборгском районах. Однако, либо это не задевает населённые пункты, либо этого никто не заметил — больше о таких случаях не сообщается.

Юлия Гильмшина,
47news

Интересна статья?

0 комментариев *